Женщины в арабском кинематографе: интервью с Хенд Сабри

Апрель 2018

Автор: Кэтрин Джевел, Отдел по коммуникациям, Всемирная организация интеллектуальной собственности

С какими проблемами сталкиваются актрисы в арабском регионе? И какими возможностями могут воспользоваться? Обладательница многих наград Хенд Сабри (слева), одна из самых именитых актрис Египта и арабского региона, делится своими мыслями о положении женщин в арабском кинематографе.

(Фото: © Hasan Amin)

Что привело Вас в профессию?

Это была чистая случайность. На меня обратил внимание режиссер, когда я играла в школьном спектакле. Мне было всего 14 лет. Тогда я поняла, что создавать другой мир и заставлять людей поверить в него — это очень увлекательно. Мне нравилось играть, потому что это позволяло мне изучать и выражать различные аспекты моей личности.

С какими трудностями сталкиваются актрисы в арабском кинематографе?

Мы сталкиваемся со многими проблемами. Нам платят значительно меньше, чем актерам-мужчинам, и мы менее известны. Также гораздо меньше сценариев с женскими ролями. Мужские роли преобладают и остаются основной движущей силой арабского кинематографа. Продюсеры и дистрибуторы до сих пор в целом не видят актрис региона в роли звезд, способных обеспечить кассовые сборы. Также к женщинам, которые выбрали себе профессию актрисы, относятся иначе, чем к мужчинам. К ним часто относятся с предубеждением, и в отличие от мужчин они сталкиваются с большим количеством социальных табу.

Почему такие мероприятия как Каирский международный фестиваль женского кино важны?

Такие мероприятия очень важны, потому что они позволяют отметить достижения женщин. Однако в целом я не фанатка так называемого «женского кино». Фильмы универсальны и призваны вызывать определенные эмоции, мысли или обсуждение проблем. Нет такого понятия как женское кино или мужское кино, есть хорошие и плохие фильмы. Есть хорошие фильмы о женщинах, и есть плохие. Мы должны праздновать наши успехи и успехи всех потрясающих талантливых женщин, которые работают в арабской киноиндустрии. Это лучший способ поддержать женщин в кино. Нам необходимо больше прекрасных историй о женщинах, и нам нужно больше авторов, как женщин, так и мужчин, для создания сильных женских ролей в кино.

Г-жа Сабри в фильме «Асмаа» режиссера Амур Салама, который рассказывает об испытаниях, выпавших на долю молодой ВИЧ-инфицированной женщины. «Наша роль как создателей фильмов — дать зрителям возможность узнать о разнообразии точек зрения и разном опыте и, таким образом, способствовать росту толерантности и понимания между людьми», — говорит Хенд Сабри. (Фото: Stills from the film Asmaa)

Почему Вы изучали право? Что Вас в этом привлекло?

После колледжа я мечтала работать в дипломатической службе Туниса, и изучение права казалось хорошим выбором для такой карьеры. Однако судьба распорядилась иначе. После получения диплома я переехала в Египет и стала профессиональной актрисой. Именно тогда я решила, что хочу дополнить свое образование знаниями об интеллектуальной собственности (ИС), в частности об авторском праве. Мне это казалось идеальным решением, которое позволило мне сочетать интерес к праву с работой актрисой.

Почему для актеров так важно разбираться в вопросах ИС?

По большому счету актерам нужно разбираться в правах ИС, потому что они помогают им зарабатывать на достойную жизнь. ИС — это их хлеб с маслом. В некоторых странах, например в западных промышленно развитых странах, система авторского права более зрелая и работает более эффективно. К сожалению, в арабском регионе люди недостаточно осведомлены об ИС, что приводит к недостаточному уважению прав ИС. Например, многие телеканалы в регионе вносят поправки в телешоу, чтобы получить больше доходов от рекламы. Они, кажется, считают, что если они купили эпизод телешоу, они могут делать с ним все, что угодно, даже изуродовать. К сожалению, люди просто не понимают, что права ИС — это важный инструмент для актерского сообщества, который позволяет защитить доходы от их работы. Это действительно разочаровывает. Изменения происходят, но медленно. Благодаря глобализации мир становиться меньше, и у людей появляется больше информации об ИС, но многое еще предстоит сделать, чтобы выросла осведомленность об ИС в регионе, если мы хотим, чтобы арабский кинематограф мог полностью использовать весь свой потенциал.

Вы хотели бы, чтобы недавно заключенный Пекинский договор по аудиовизуальным исполнениям вступил с силу?

(Фото: Stills from the film Asmaa)

Я бы хотела это увидеть, особенно в Северной Америке и на Ближнем Востоке. В этом случае он действительно укрепит права исполнителей в регионе и поможет гарантировать справедливую оплату от использования их работ на всех платформах. Однако многое еще предстоит сделать. Актерское сообщество не слишком хорошо организовано, когда речь идет об ИС. У нас нет профсоюзов или достаточных знаний об ИС, необходимых для укрепления нашей позиции. В настоящее время законы в области ИС, как правило, защищают интересы производителей и инвесторов, а не художественный вклад актеров.

Мы должны праздновать наши успехи и успехи всех потрясающих талантливых женщин, которые работают в арабской киноиндустрии.

Хенд Сабри

Нам нужно создать необходимую инфраструктуру, включая базы данных аудиовизуальных работ, что позволит исполнителям получать оплату за их творческий вклад. Сбор этих записей и управление ими — это колоссальная задача, но такое развитие инфраструктуры — это обязательная предпосылка для эффективной реализации Пекинского договора.

Почему Вы основали собственную продюсерскую компанию?

Компания «Таяра» — это цифровая продюсерская компания, первая в своем роде в арабском мире. Мы создаем современную онлайновую видеопродукцию для более молодой и менее традиционной аудитории. Мы меняем традиционные представления о рекламе в арабском мире и выводим онлайновую рекламу и маркетинг на новый уровень.

Какое влияние цифровая революция оказывает на арабский кинематограф?

Еще слишком рано об этом говорить. В настоящее время переход к цифровым технологиям больше влияет на телевидение, чем на кино. На сегодняшний день кино уже утвердилось как форма искусства, и я не верю, что оно умрет. Литература не умерла с приходом кинематографа, как и театр, который процветает. Переход к цифровым технологиям без сомнения меняет привычки аудитории. Сегодня зрители хотят больше контролировать то, что они смотрят, как (лучше без рекламы) и когда. Вот почему такие новые платформы, как Netflix, процветают. Однако я не верю, что это убьет арабский кинематограф.

Как бы Вам хотелось, чтобы развивался арабский кинематограф?

Я настроена весьма оптимистично относительно будущего арабского кинематографа. К счастью, у нас много смелых мужчин и женщин в индустрии, которые каждый день раздвигают границы публичных дебатов и предлагают новые точки зрения по вопросам, с которыми сталкивается новое поколение. В арабском мире много проблем, и, к счастью, появляется все больше и больше фильмов, которые говорят об этих проблемах. Так что я оптимист.

Мне хотелось бы видеть больше разнообразия в арабском кинематографе. Когда коммерческие фильмы становятся единственным выбором, потому что у них хороший прокат, мы все проигрываем. Нам нужны разные жанры, потому что зрительская аудитория тоже очень разнообразна, и мы должны удовлетворять эти разные интересы и предпочтения. Более разноплановые кинофильмы — это большая свобода выбора и более разнообразный кинематографический ландшафт.

Какие возможности и проблемы Вы предвидите?

Благодаря глобализации с каждым днем мир становится все меньше, а люди все более связанными, чем когда-либо прежде. Это реальные возможности, потому что люди могут получать доступ к фильмам из любой точки мира. Сегодня мы обладаем беспрецедентными возможностями для просмотра. Новые платформы, такие как Netflix и Icflix, позволяют зрителям на Ближнем Востоке смотреть колумбийские новеллы, индийские эпосы и испанские триллеры. Точно так же зрители из других регионов имеют доступ к продукции с Ближнего Востока. Это потрясающая возможность вывести арабский кинематограф на мировую сцену, чтобы еще большее количество людей получало удовольствие от арабских фильмов. Что касается проблем, кинематографисты в арабском мире предпочитают избегать вопросов, о которых нам нужно говорить. Мы склонны опасаться общественного мнения. То, что я бы назвала самоцензурой, — наша сама большая проблема.

Почему так важно поощрять разнообразие и инклюзивность в киноиндустрии?

Разнообразие и инклюзивность очень обогащают. Они дают возможность показывать различные точки зрения и перспективы и способствуют взаимопониманию между культурами. Наша роль как создателей фильмов — дать зрителям возможность узнать о разнообразии точек зрения и о разном опыте и таким образом способствовать росту толерантности и понимания между людьми.

«У людей появляется больше информации об ИС, но многое еще предстоит сделать, чтобы выросла осведомленность об ИС в регионе, если мы хотим, что арабский кинематограф мог полностью использовать весь свой потенциал», — утверждает Хенд Сабри. (Фото: Claudia Wiens / Alamy Stock Photo)

Какой совет Вы могли бы дать молодым девушкам, которые хотят работать в арабском кинематографе?

Не снимайтесь в кино ради славы или денег, делайте это, чтобы изменить общество. Делайте это, потому что вы верите во что-то, что, по вашу мнению, нужно донести с большого экрана до миллионов людей. К сожалению, в нашем мире, которым правят средства массовой информации, многие люди путают любовь к искусству и ее выражение с любовью к славе и своему изображению на большом экране.

Что могут сделать политики и другие люди, чтобы побудить больше женщин заниматься творчеством и инновациями?

Они могут внести свой вклад в создание более благоприятной среды для женщин, которые хотят творить и участвовать в инновациях.

Как Вы выбираете роли? Какую роль Вам понравилось играть больше всего и почему?

Я отдаю предпочтение социально значимым ролям. Например, моя роль в комедии «Я хочу замуж», затрагивающей проблему женщин, которые не вышли замуж к 20 годам. В арабском мире женщины, которые хотят делать карьеру, а не следовать жизненному пути их матерей и выходить замуж в раннем возрасте, подвергаются большому давлению со стороны общества, которое требует от них замужества. Сериал имел огромный успех. Люди до сих пор о нем говорят. Он действительно задел за живое. То же самое с фильмом «Асмаа», в котором я играю роль ВИЧ-инфицированной женщины, сталкивающейся с множеством проблем.

Кто для Вас лучший источник вдохновения в мире кинематографа?

Таких много, как мужчин, так и женщин. В некоторых, как в знаменитой египетской актрисе Юсре, меня восхищает творческое долголетие. Другие вдохновляют своими ролями. Например, я люблю Фатен Хамама, путеводную звезду арабского кинематографа (и бывшую жену актера Омара Шарифа), за то, что своими ролями она поднимала социальные и правовые вопросы в 50-е и 60-е гг. прошлого века. Ее работы и дискуссии, которые они вызвали, помогли изменить бракоразводное законодательство того времени. Я действительно уважаю ее за это.

Что дальше?

В июне мы начинаем снимать независимое кино в Тунисе, и я также готовлю телесериал для выхода в эфир в Египте в следующем году.

«Журнал ВОИС» призван помочь читателям улучшить свое понимание интеллектуальной собственности и деятельности ВОИС и не является официальным документом ВОИС. Используемые в этой публикации обозначения и представляемые материалы никоим образом не выражают мнение ВОИС относительно правового статуса каких бы то ни было стран, территорий или районов или их органов власти или относительно делимитации их границ. Данная публикация не преследует цели отразить точку зрения государств-членов или Секретариата ВОИС. Упоминание в публикации конкретных компаний или продуктов определенных производителей не означает, что ВОИС их поддерживает или рекомендует или отдает им предпочтение перед другими аналогичными компаниями и продуктами, которые в материалах не упомянуты.