Товарные знаки в метавселенной

Март 2022 г.

Кэтрин Парк, директор, Strategic Trademark Initiatives, штат Коннектикут, США

Что такое метавселенная? Говоря простым языком, это виртуальное пространство, в котором пользователи могут взаимодействовать и общаться друг с другом множеством способов — играя, сотрудничая, совершая покупки и исследуя, — при этом не вставая с удобного дивана. Некоторые из этих функций уже существуют на игровых платформах.

Хотя метавселенная все еще развивается, она уже прочно обосновалась в ряде секторов и, как ожидается, будет расширяться и становиться все более благодатной средой для пользователей. (Фото: Diamond Dogs / iStock / Getty Images Plus)

То, что вырисовывается в нашем воображении, представляет собой не что иное, как сложный и многообразный воображаемый мир, в котором потребители могут жить в виртуальной реальности. Например, покупатели могут покупать виртуальные товары, онлайн-заменители реальных предметов, которыми можно украсить свой аватар, или присутствовать на концертах или спортивных мероприятиях в качестве виртуальных VIP персон, покупать дорогие и уникальные произведения искусства, водить виртуальные автомобили или яхты, путешествовать и обедать в особых и экзотических местах и многое другое. Метавселенная расширяется день ото дня.

Дополнительную привлекательность многим из этих новых виртуальных впечатлений или товаров будут придавать NFT (невзаимозаменяемые токены) (подробнее об IP и NFT), уникальное цифровое творение. И будет создаваться много не воображаемой, а вполне реальной добавленной стоимости, поскольку потребители этой новой виртуальной и дополненной реальности тратят реальные деньги, хотя и в виде цифровых валют, участвуя во всем этом.

Хотя метавселенная все еще развивается, она уже прочно обосновалась в ряде секторов. Игровая вселенная, например, является лидером в развитии нового пространства, где игроки могут совершать внутриигровые покупки, используя виртуальную внутриигровую валюту цифровых объектов, таких как «скины».

Не остаются в стороне и спортивные лиги, предоставляя возможности для покупки коллекционных карточек за NFT или участия в мероприятиях фэнтези-лиги нового поколения. Участники могут посетить виртуальное музыкальное событие, например концерт американского рэпера Трэвиса Скотта. И это только начало. Ожидается, что метавселенная будет лишь расширяться, становясь более богатой средой для сообщества пользователей.

Meta, возглавляемая Марком Цукербергом компания, владеющая Facebook, углубилась в процесс этого развития, пытаясь завладеть всеми благами метавселенной для себя. Однако другие технологические компании, от Microsoft до игровых компаний, таких как Nvidia и Roblox, точно так же стремятся отхватить себе максимально большой кусок этой метавселенной.

Как и в физическом мире, в метавселенной возникает множество юридических вопросов. Конфиденциальность и сбор данных, антимонопольные и антиконкурентные законы, свобода слова и диффамация, а также вопросы интеллектуальной собственности, от авторского права до патентов и товарных знаков. Для владельцев брендов решающее значение будет иметь защита этих брендов в виртуальном пространстве, и для того, чтобы подготовиться к игре в этой новой "мета-песочнице", потребуется целая юридическая стратегия.

Владельцам брендов следует подумать о том, как построить свой виртуальный рынок с надлежащими процедурами регистрации товарных знаков, продуманной стратегией контроля и соответствующими лицензиями и условиями использования, поскольку они хотят действовать и расти в условиях метавселенной.

Защита вашего бренда в метавселенной: регистрация и не только

Если ваша компания рассматривает возможность продажи брендовых виртуальных товаров и услуг в метавселенной, заявки на регистрацию товарных знаков следует подавать как можно скорее. Но как подать заявку на защиту вашего бренда цифровых кроссовок? Или виртуальной сумки? Какое описание товаров и услуг подходит в таких случаях и как их следует классифицировать?

Некоторые компании уже внедрили масштабные программы регистрации. Среди них обувные гиганты, такие как Nike и Converse, которые недавно подали ряд заявок в Бюро по патентам и товарным знакам США. И, что неудивительно, компании в индустриях моды, косметики, спорта и развлечений также подают заявки на свои знаки для использования в связи с виртуальными предложениями. Хотя этим приложениям еще предстоит доказать свою жизнеспособность, они дают общее представление о том, как можно регистрировать товарные знаки для виртуальных товаров.

Как выясняется, компании подают заявки на охрану в отношении следующих классов товаров и услуг (подробнее о Международной классификации товаров и услуг): скачиваемые виртуальные товары, а именно компьютерные программы (класс 9), услуги розничных магазинов, продающих виртуальные товары (класс 35), развлекательные услуги (класс 41), нескачиваемые онлайновые виртуальные товары и NFT (класс 42) и финансовые услуги, включая криптовалюту (класс 36). По мере рассмотрения этих заявок различными ведомствами, занимающимися товарными знаками, описания товаров и услуг, а также их классификация, вероятно, станут более стандартизированными, и соответствующие рекомендации будут полезны заявителям.

В большинстве юрисдикций права на товарный знак принадлежат тому, кто первым подал заявку. И даже в Соединенных Штатах, где фактическое использование товарного знака в коммерческих целях имеет приоритет по сравнению с предшествующей датой подачи заявки, скорейшая подача заявки на основании намерения использовать товарный знак имеет решающее значение, поскольку дата подачи считается датой начала использования, даже если фактическое использование начинается позже.

Неудивительно, что злоумышленники пытаются незаконно завладеть ценными правами на товарные знаки в метавселенной с помощью упреждающей регистрации. Недобросовестных заявок на регистрацию товарных знаков в метавселенной очень много. В Соединенных Штатах, например, недавно были замечены недобросовестные заявки на регистрацию в метавселенной модных брендов, таких как Prada и Gucci. Эти недобросовестные заявки представляют серьезную проблему для владельцев товарных знаков, поскольку борьба с такими недобросовестными заявителями обходится довольно дорого: судебные издержи могут быть огромными, и это истощает ресурсы компаний.

У NFT есть свои особенности с точки зрения права собственности. Их ценники с огромными цифрами, вне всякого сомнения, породят яростно оспариваемые юридические претензии, если что-то пойдет не так. (Фото: blackdovfx / iStock / Getty Images Plus)

Некоторые компании не горят желанием использовать свои бренды в метавселенной. Бренд Hermès, например, ассоциируется с великолепными изделиями из кожи, шелка и другими товарами ручной работы, которые так ценятся покупателями. Предложение своих товаров виртуально компания Hermès считает анафемой, чем-то несовместимым с самой природой изделий от Hermès. Но это не помешало пиратам продавать контрафактные виртуальные товары Hermès.

В конце 2021 г. Hermes опротестовала продажу MetaBirkins, виртуальных NFT, продаваемых на платформе OpenSea и созданных художником Мейсоном Ротшильдом. Их довольно трудно отличить от столь желанной и мгновенно узнаваемой сумки Birkin производства Hermès. Сумки Hermès Birkin продаются за тысячи долларов. NFT MetaBirkin также продавались за довольно большие суммы, и, по некоторым данным, их было продано на OpenSeas на общую сумму почти 1 млн долл. США. Гермес опротестовал законность этих операций и подал иск.

Если ваша компания не собирается использовать свои бренды в метавселенной, может ли она объявить свои товарные знаки известными и знаменитыми и тем самым защитить их от несанкционированного использования в метавселенной? Hermès вполне может утверждать, что такое несанкционированное использование бросает тень на репутацию уникального бренда. Но другим, менее известным брендам может быть гораздо труднее защитить себя при помощи юридических процедур. Возможно, им придется полагаться на анализ вероятности смешения, что является основанием для иска о нарушении прав на товарный знак. В этом случае решение может быть принято не в пользу владельца товарного знака; суд может сосредоточить внимание на том, являются ли соответствующие виртуальные и реальные товары и услуги похожими или продаваемыми по совершенно разным каналам торговли. То же самое может сделать ведомство по товарным знакам, рассматривая возражение против заявки на виртуальные товары. Владельцам товарных знаков и их юристам, возможно, придется решать, следует ли также предъявлять претензии о ложной рекламе, а также претензии в соответствии с нормами общего права, например, в связи с незаконным присвоением товарного знака и подменой товара.

Обеспечивать охрану брендов в метавселенной может быть сложнее, чем где-либо еще. Рынок NFT уже наводнен мошенническими схемами, и пользователи выражают недовольство. От OpenSeas, крупнейшего рынка NFT, и других аналогичных платформ продолжают требовать, чтобы они лучше контролировали свои операции. В этих условиях "дикого запада" существует множество рисков, связанных с товарными знаками. Во-первых, как показывает пример MetaBirkin, средства от продажи товаров, продаваемых благодаря хорошей репутации бренда, могут быть получены не владельцем этого бренда, а кем-то другим. Во-вторых, те, кто покупает мошеннический NFT, могут в конечном итоге оказаться недовольны тем, что дорогой товар не является сертифицированным, а значит деньги, которые они вложили в NFT, потеряны.

По своему замыслу метавселенная должна быть постоянно расширяющимся пространством с множеством участников. Несомненно, появятся какие-то надзорно-контрольные сервисы со специальными средствами поиска на предмет мошеннического использования товарных знаков в метавселенной. Взаимодействие с клиентами — один из способов, с помощью которого бренды могут узнавать о злоупотреблениях. И, по крайней мере на данный момент традиционным способом остается правоприменительная деятельность, в том числе письма с требованием о прекращении нарушения прав интеллектуальной собственности и последующие судебные разбирательства.

Для владельцев брендов решающее значение будет иметь защита этих брендов в виртуальном пространстве, и для того, чтобы подготовиться к игре в этой новой "мета-песочнице", потребуется целая юридическая стратегия.

Применимы ли положения об исчерпании прав к продаже фирменного виртуального товара?

Когда человек покупает материальный предмет, будь то одежда, бытовая техника или автомобиль, этот человек имеет право делать с ним все, что ему заблагорассудится. Он может изменить внешний вид или функциональность предмета, отдать его кому-то, продать на вторичном рынке или даже уничтожить. Доктрина исчерпания прав не дает владельцу товарного знака возможности контролировать свои товары на рынке после их продажи. Но что происходит, когда предмет является виртуальным, а не осязаемым объектом имущества? Пока что вопросов больше, чем ответов. Например, какими правами обладает покупатель на купленный им виртуальный предмет и, что, может быть, еще важнее, какие права у него есть по его мнению? Считаются ли права владельца товарного знака исчерпанными при продаже товара или он продолжает иметь права на переданный объект интеллектуальной собственности? Имеет ли владелец товарного знака бессрочные обязательства перед покупателем товара или перед тем, кому этот товар передается впоследствии?

Прародителями метавселенной являются видеоигры, такие как Fortnite, и их производители уже давно занимаются продажей виртуальной экипировки, скинов или «косметики», которую игроки могут использовать со своими онлайн-аватарами. Поэтому такая модель может быть поучительной в контексте метавселенной. Эти скины не имеют срока годности. Игроки «владеют» ими, при условии, конечно, что они продолжают участвовать в игре, используя новые версии Fortnite. Владение таким имуществом, обусловленное участием путем периодической уплаты лицензионных сборов, больше похоже на лицензию, чем на полную передачу предмета, как в реальном мире. Что произойдет, если исчезнут закрытые экосистемы нынешнего интернета? Будут ли эти скины тем, что принадлежит покупателю и что он может использовать во всей метавселенной, а не на конкретной платформе? Чего ожидать владельцу виртуальной пары кроссовок Nike или виртуальной сумки Gucci?

NFT представляют особый интерес с точки зрения права собственности. Как уникальный виртуальный предмет они могут продаваться буквально за миллионы долларов. NFT художника Бипла был продан на аукционе Christie’s за 69 миллионов долларов США мета-коллекционеру. Эти ценники с огромными цифрами на таких виртуальных предметах, вне всякого сомнения, породят яростно оспариваемые юридические претензии, если что-то пойдет не так.

Владельцам брендов следует подумать о том, как построить свой виртуальный рынок с надлежащими процедурами регистрации товарных знаков, продуманной стратегией контроля и соответствующими лицензиями и условиями использования, поскольку они хотят действовать и расти в условиях метавселенной (стараясь при этом избегать юридического жаргона, чтобы не отвращать пользователей). Эти проблемы с товарными знаками, если к ним относиться недостаточно осторожно, могут подорвать репутацию, если потребители разочаруются в том, как брендовые виртуальные товары продаются в метавселенной. Как и сейчас в социальных сетях, оплошность в метавселенной может иметь немедленные негативные последствия для бренда.

О Ниццской классификации

Когда физические лица или бизнесы регистрируют товарные знаки, они делают это в отношении конкретных товаров и услуг в соответствии с международной классификацией, известной как Ниццкая классификация, которая регулярно обновляется. Ниццкая классификация состоит из 45 категорий, из которых 34 относятся к товарам и 11 к услугам. Ниццкая классификация была создана в соответствии с Ниццким соглашением о международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков, заключенным в июне 1957 г.

«Журнал ВОИС» призван помочь читателям улучшить свое понимание интеллектуальной собственности и деятельности ВОИС и не является официальным документом ВОИС. Используемые в этой публикации обозначения и представляемые материалы никоим образом не выражают мнение ВОИС относительно правового статуса каких бы то ни было стран, территорий или районов или их органов власти или относительно делимитации их границ. Данная публикация не преследует цели отразить точку зрения государств-членов или Секретариата ВОИС. Упоминание в публикации конкретных компаний или продуктов определенных производителей не означает, что ВОИС их поддерживает или рекомендует или отдает им предпочтение перед другими аналогичными компаниями и продуктами, которые в материалах не упомянуты.