Суровая реальность жизни музыканта: интервью с Мирандой Малхолланд

Август 2019

Кэтрин Джуэлл, Отдел публикаций, ВОИС

Миранда Малхолланд – популярная канадская певица, которая также владеет звукозаписывающей компанией и занимается организацией фестивалей, – делится личным опытом жизни людей творческих профессий в цифровую эпоху

С какими проблемами сталкиваетесь лично Вы и другие представители творческих профессий?

(Фото: Miranda Mulholland)

В современных условиях даже преуспевающие в профессиональном плане музыканты сталкиваются с финансовыми трудностями. Поначалу мне казалось, что только у меня одной возникают такие проблемы, но после того, как я выступила с речью перед аудиторией, которая включала в себя ведущих представителей музыкальной индустрии Канады, государственных служащих, юристов, людей, занимающихся разработкой политики, и других профессиональных музыкантов, я поняла, что они имеют широкое распространение. Когда я говорила о своих профессиональных достижениях и личных финансовых трудностях, с которыми мне пришлось столкнуться, присутствовавшие в зале музыканты понимающе кивали. Сегодня я и мои коллеги по творческому цеху вынуждены тратить массу времени на обновление информации в интернете, маркетинг, размещение онлайн-сообщений, составление отчетов, а также налаживание взаимодействия и связей со своей аудиторией. Это отнимает у нас время, которое мы могли бы потратить на творчество, выматывает нас и подрывает нашу уверенность в себе, лишая нас возможности зарабатывать на жизнь музыкой. В результате многие (слишком многие) из нас начинают думать, что творческие профессии уже изжили себя как надежный источник средств к существованию.

В эпоху глянца социальных сетей то жалкое существование, которое вынуждены влачить профессиональные музыканты в эпоху цифрового рынка, становится чем-то, о чем неприлично говорить. Тот момент, когда я честно рассказала всем о своих проблемах и узнала, что с такими же проблемами сталкиваются и мои коллеги, которыми я восхищаюсь, стал одним из главных поворотных пунктов в моей жизни. Я узнала, что страдаю не только я одна, а мы все. Финансовые трудности также испытывают малые и большие звукозаписывающие компании, антрепренеры, журналисты, писатели и многие другие. Явление, называемое многими «ценностным перекосом», создает угрозу всей системе. Фактически под угрозой оказывается весь «креативный средний класс».

В чем кроется первопричина проблемы?

Несмотря на наличие некоторых признаков восстановления музыкального рынка, доходы самих исполнителей находятся на рекордно низком уровне. Мы просто не в состоянии заработать достаточно денег для того, чтобы оплачивать счета. Налицо гигантское несоответствие между реальной ценностью потребляемого творческого контента и тем вознаграждением, которое получают его создатели.

Компании, работающие в сфере технологий, говорят нам, музыкантам, что, если мы не можем своим искусством заработать себе на жизнь, это значит, что мы недостаточно хороши или же делаем не то, что нужно. Получается, что они просто сваливают вину на жертву. На самом же деле мы делаем качественные вещи, но при этом страдаем от несправедливости и несовершенства той коммерческой среды, в которой нам приходится работать. Одной из причин этой проблемы являются чрезмерно раздутые механизмы, страхующие интересы фирм от различных рисков. Речь идет о законах об ограничении ответственности за последствия деятельности в интернете, которые первоначально предназначались для поддержки развития онлайн-платформ, а ныне эксплуатируются некоторыми провайдерами цифровых услуг для того, чтобы отказываться от заключения лицензионных соглашений на использование музыкальных произведений на справедливых условиях. Это означает, что все люди творческих профессий не получают справедливого вознаграждения за свою работу. Это, в свою очередь, сужает наши возможности в плане заработка, а также в плане создания и записывания новой музыки. В конечном счете от этого страдают и потребители.

(Фото: Miranda Mulholland)
(Фото: Miranda Mulholland)

Может быть, необходимо просто приспособиться к реалиям цифровой экономики?

Конечно, можно просто указать нам на необходимость адаптироваться к новым условиям (именно об этом говорят нам IT-компании), и такая необходимость действительно существует. Мы уже приняли меры в целях такой адаптации и продолжаем их принимать. Мы стараемся изо всех сил, разрабатываем медийные стратегии и пробиваемся сквозь информационный шум, но при всем этом мы вынуждены иметь дело с реальным и хорошо известным нам противником, который девальвирует все то, что мы делаем, и забирает у нас все возможные рычаги воздействия на рыночную ситуацию. Те нормы, которые позволяют нашему противнику безнаказанно заниматься такими вещами, появились раньше, чем сам этот противник. Их необходимо обновить. Музыканты не занимаются созданием неких устаревших продуктов (нас нельзя уподоблять тем, кто пытался заработать на жизнь производством лошадиной сбруи в 20-е годы прошлого века, когда люди стали пересаживаться на автомобили); сегодня в нашем мире создается больше музыки, чем когда бы то ни было, и эта музыка никогда не была такой доступной и популярной, как сейчас. Музыка – это востребованный продукт, но гигантские технологические компании используют эту востребованность для того, чтобы копаться в личных данных потребителей и набивать себе карманы. Портал «YouTube» платит создателям контента в двадцать раз меньше, чем сервис «Spotify», потому что имеет такую возможность благодаря законам об ограничении ответственности. Кроме того, «YouTube» выжимает из потребителей все возможные данные об их предпочтениях, возрасте, доходах и т.д. В мире цифровых технологий работает такое правило: если вы как потребитель получаете что-то бесплатно, то это значит, что товар в данном случае – это вы. Объект продажи – это ВЫ САМИ.

В своей невероятно интересной книге «Ruling the Waves» («Управляя движением волн») Дебора Спар совершает экскурс в историю для того, чтобы показать нам, что инновации всегда порождают волны погони за прибылью и хаоса; на смену им приходят монополии, а потом наконец вырабатываются и принимаются некие правила игры. Возьмите, к примеру, печатный станок, карты, компас, радио, телевидение – и вы увидите одну и ту же последовательность развития событий: ту же самую, которую мы видим сегодня на примере Дикого Запада интернета. Джонатан Таплин – автор еще одной прекрасной книги под названием «Move Fast and Break Things» («Двигайтесь быстро и разрушайте») – рассказывает о том, как развитие интернета, обещавшего всем демократизацию, на самом деле не помогло, а помешало тем, кто пытается зарабатывать на жизнь искусством. Эти книги, равно как и опубликованный в 2017 г. доклад отраслевой ассоциации «Music Canada» о «ценностном перекосе», стали для меня настоящим открытием.

Итак, вышла из строя сама система?

Да, когда я узнала о существовании «ценностного перекоса» и его причинах, это подтвердило мою убежденность в том, что проблема – не в отсутствии у меня музыкальных способностей, моем нежелании тянуть лямку или недостаточной самоотдаче. Мне никогда не удавалось заработать столько же денег, что и моим коллегам с таким же уровнем квалификации, которые начали заниматься музыкой раньше, чем я, но не потому, что мне не хватает профессионализма или таланта, а потому, что вышла из строя сама система. Когда я осознала это, с моих плеч свалился огромный камень неуверенности в себе и стыда; я получила стимул начать поиск решений и объединить свои силы с единомышленниками.

Удается ли людям творческих профессий добиваться того, чтобы их голос был услышан?

После того, как мне стало понятно, что корень проблемы – в вышедшей из строя системе, я делилась своим личным опытом с участниками многих международных форумов, и меня поражает тот колоссальный сдвиг в восприятии данной проблемы, который произошел после того, как я начала о ней говорить. От цинизма в отношении создателей творческих произведений не осталось и следа; никто уже не считает, что их неспособность добиться успеха – это их собственная вина. У всех еще свежи в памяти скандалы, связанные с действиями компании «Cambridge Analytica» и вмешательством в выборы; как широкая общественность, так и государства со вполне понятной подозрительностью воспринимают попытки гигантских технологических корпораций «двигаться быстро и разрушать». Те люди, которые занимаются разработкой политики, вполне искренне пытаются вникнуть в повседневную жизнь представителей творческих профессий и в те новые проблемы, с которыми мы вынуждены сталкиваться в мире цифровых технологий, стремясь понять, какие шаги могут предпринять государства для того, чтобы уравнять возможности различных игроков.

Я делюсь с вами своим личным опытом, но таких, как я, много. Мы боремся с проблемой глобального масштаба, и в этой борьбе нам уже удалось одержать ряд важных побед. Если говорить о нашей родной Канаде, то в ходе обзора действующей в стране системы авторско-правовой охраны мы видели, как издательские и звукозаписывающие компании, а также независимые исполнители и студии звукозаписи сумели договориться между собой и выработать ряд общих рекомендаций. Это, в общем-то, беспрецедентный случай.

В октябре 2018 г. Палата представителей Конгресса США единогласно приняла поддержанный представителями обеих партий Закон о модернизации музыкальной индустрии. Свой вклад в разработку этого исторического закона внесли многие деятели искусства, представители отрасли и работники государственных органов. Тот факт, что обе политические партии, а также представители различных секторов музыкальной индустрии сумели объединиться и договориться между собой, с тем чтобы добиться перемен, по-настоящему впечатляет.

Если говорить о ситуации в Европе, то в начале мая 201 г. Европейский парламент утвердил пакет поправок к Директиве об авторском праве, что стало важным шагом на пути восстановления жизнеспособности рынка, почти полностью разрушенного из-за принятых в 90-х годах прошлого столетия законов об ограничении ответственности онлайн-платформ за загружаемый контент. А тем временем в Канаде Постоянный комитет по вопросам культурного наследия Канады, который занимался изучением вопроса о моделях вознаграждения представителей творческих профессий и творческих отраслей в рамках обзора Закона об авторском праве, опубликовал прогрессивный и учитывающий интересы деятелей искусства доклад, а также соответствующие рекомендации. Все разделы этого доклада учитывают мнения, высказанные людьми творческих профессий, а в том случае, если рекомендации Комитета приобретут силу закона, это позволит в кратчайшие сроки ощутимо улучшить качество жизни деятелей культуры и искусства и помочь им в развитии их коммерческих начинаний.

Так значит дело – в устаревших законах?

Значительная часть законов, используемых технологическими компаниями в корыстных целях, была принята еще до того, когда компания «Google» стала предлагать пользователям возможности интернет-поиска через свой сайт. Многие из ныне действующих законов являются продуктом эпохи модемов с наборным вызовом и стационарных телефонов, когда вместо того, чтобы воспользоваться услугами потокового видео, люди отправлялись за новой музыкой в магазин, чтобы купить там компакт-диск. Для того, чтобы вы могли лучше представить себе то, о чем я веду речь, отмечу, что Договоры ВОИС в области интернета 1996 г. (см. врезку) были приняты за целых два с половиной года до появления файлообменной сети «Napster». До запуска фирмой «Apple» медиапроигрывателя «iPod» оставалось четыре с половиной года, до появления смартфона «Blackberry» – шесть лет, до загрузки на сервер «YouTube» первого видео – восемь лет, а до того, как на сайте компании «Spotify» была прослушана первая песня – более десяти лет.

«Несмотря на наличие некоторых признаков восстановления музыкального рынка, доходы самих исполнителей находятся на рекордно низком уровне. Налицо гигантское несоответствие между реальной ценностью потребляемого творческого контента и тем вознаграждением, которое получают его создатели», – говорит Миранда Малхолланд (на фотографии слева). (Фото: Miranda Mulholland)

Сами по себе договоры в области интернета не являются проблемой. Проблемы начались из-за того, каким именно образом многие страны решили претворять эти договоры в жизнь. В основу договоров ВОИС легли добрые намерения, но в том, что касается их практической реализации, всегда есть место для различных манипуляций и толкований. Это – опасная стезя, движение по которой может поставить под угрозу права авторов произведений.

Вы с оптимизмом смотрите в будущее?

Формирование единого фронта сторонников перемен (последние примеры этого – Канада, США и Европа) вселяет в меня надежду. Тот факт, что, как учит нас история, за периодом потрясений всегда следует этап восстановления равновесия и выработки правил, также дает основания надеяться на лучшее. Нам удалось сдвинуть ситуацию с мертвой точки, и позитивная динамика нарастает. Мы находимся на этапе пробуждения. На глобальном уровне растет понимание того, что нечто, кажущееся бесплатным, на самом деле не бесплатно. Во всем мире крепнет движение за сохранение произведений искусства и достижений культуры – тех самых следов, которые мы как цивилизация оставляем в истории для того, чтобы сказать потомкам: «Мы были здесь». Глобальный язык музыки объединяет нас.

Договоры ВОИС в области интернета

Так называемые «договоры ВОИС в области интернета», в число которых входят Договор ВОИС по авторскому праву (ДАП) и Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам (ДИФ), предусматривают международные нормы, направленные на предотвращение несанкционированного доступа и использования творческих произведений в сети интернет и других цифровых сетях.

Авторы музыкальных и литературных произведений, а также произведений изобразительного искусства находились на передовой всех революций, которые совершали люди в своем стремлении к лучшей жизни. Музыка создает звуковой фон для работы правозащитных организаций во всем мире. Своими произведениями музыканты вносили и по-прежнему вносят вклад в борьбу за гражданские права, демократию, мир, право голоса, регулирование рождаемости, охрану окружающей среды и достижение других важных целей. Мы всегда поддерживали вас. Теперь нам нужна ваша поддержка.

Для того, чтобы склонить чашу весов в сторону авторов произведений искусства, необходимы общие усилия. Для музыкантов это означает честность в оценке сложившейся ситуации, хотя мир социальных сетей и требует от них во что бы то ни стало создавать видимость успеха. Кроме того, это означает поддержку усилий по укреплению нормативной базы авторско-правовой охраны, а также помощь коллегам по творческому цеху в том, чтобы они могли открыто рассказать о своих проблемах и включиться в борьбу.

Что могли бы сделать потребители для того, чтобы поддержать вас в ваших начинаниях?

Любой человек, небезразличный к музыке, основываясь на имеющейся у него информации, способен принимать ответственные решения относительно скачивания музыки таким образом, чтобы не только помогать музыкантам, но и обеспечивать защиту своих ценных личных данных. Подписывайтесь на платные сервисы, предоставляющие доступ к потоковому аудио, покупайте виниловые пластинки и ходите на концерты.

А как насчет музыкальной индустрии и людей, занимающихся разработкой политики?

К представителям музыкальной индустрии я хочу обратиться со следующим призывом: продолжайте реинвестировать свои прибыли в раскрутку молодых исполнителей, работающих в разных жанрах, а также использовать ваши широкие возможности для стимулирования роста во всех сегментах музыкального бизнеса.

Тем людям, которые отвечают за разработку политики, я хотела бы со всей ясностью сказать вот что: отмените слишком благоприятные для онлайн-платформ законы, ограничивающие их ответственность за загружаемый контент. Прекратите прикармливать миллиардеров, которые наживаются на чужом творчестве, отказываясь выплачивать авторам справедливое вознаграждение за их труд.

А читателям я хочу задать такой вопрос: что вы станете делать теперь?

«Журнал ВОИС» призван помочь читателям улучшить свое понимание интеллектуальной собственности и деятельности ВОИС и не является официальным документом ВОИС. Используемые в этой публикации обозначения и представляемые материалы никоим образом не выражают мнение ВОИС относительно правового статуса каких бы то ни было стран, территорий или районов или их органов власти или относительно делимитации их границ. Данная публикация не преследует цели отразить точку зрения государств-членов или Секретариата ВОИС. Упоминание в публикации конкретных компаний или продуктов определенных производителей не означает, что ВОИС их поддерживает или рекомендует или отдает им предпочтение перед другими аналогичными компаниями и продуктами, которые в материалах не упомянуты.