Фрэнсис Гарри выполнял обязанности Генерального директора ВОИС с 1 октября 2008 г. по 30 сентября 2020 г.

Размышления об ИС: интервью с Генеральным директором ВОИС Фрэнсисом Гарри

Сентябрь 2020 г.

Генеральный директор Фрэнсис Гарри возглавляет
ВОИС в течение последних 12 лет.
(Фото: WIPO/E. Berrod)

Фрэнсис Гарри размышляет о своем 12-летнем опыте на посту руководителя Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) и анализирует некоторые основные вызовы, с которыми предстоит столкнуться международному сообществу интеллектуальной собственности (ИС).

Что стало главным итогом вашей карьеры в ВОИС?

Тот факт, что сегодня в Организации трудится так много отличных специалистов, которые сотрудничают, невзирая на вертикальный порядок отчетности, в целях разработки новых идей и проектов и доведения их до реализации. Думаю, сегодня нет такой работы, которая не требовала бы горизонтального взаимодействия. Формирование такой системы было крайне увлекательным процессом.

Что стало вашим основным достижением на посту Генерального директора?

Думаю, не мне судить об этом, но для меня особое место занимает Марракешский договор и Консорциум доступных книг (АВС) (см. вставку). Эти механизмы успешно решают конкретную задачу и пользуются поддержкой всех государств-членов и соответствующих заинтересованных сторон. Мои коллеги проделали отличную работу по созданию Глобального книжного сервиса АBC, представляющего собой каталог более чем из 635 тыс. произведений на более 80 языках. Для ABC это один из ключевых способов реализации того правого механизма, который был учрежден государствами-членами в Марракешском договоре. Это замечательная работа.

Марракешский договор

Марракешский договор об облегчении доступа слепых и лиц с нарушениями зрения или иными ограниченными способностями воспринимать печатную информацию к опубликованным произведениям направлен на решение проблемы глобального «книжного голода». Он требует от договаривающихся сторон принятия национального законодательства, разрешающего выпуск книг в доступных форматах (таких как шрифт Брайля, электронный формат, аудио или крупный шрифт) организациями (так называемыми уполномоченными органами), которые служат интересам слепых и лиц с нарушениями зрения или иными ограниченными способностями воспринимать печатную информацию. Кроме того, Договор предусматривает возможность обмена такими доступными текстами на международном уровне без получения разрешения у владельца авторских прав.

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, 253 млн человек по всему миру имеют нарушения зрения, причем 90% из них проживают в странах с более низким уровнем дохода.

Договор был принят 27 июня 2013 г. на дипломатической конференции, организованной ВОИС и проведенной Королевством Марокко в Марракеше. Договор вступил в силу 30 сентября 2016 г., через три месяца после того, как были получены документы о его ратификации или присоединении к нему необходимых двадцати государств — членов ВОИС. Участие в Договоре растет быстрыми темпами с момента его вступления в силу в 2016 г. На момент написания этой статьи у Договора было 70 договаривающихся сторон из 97 стран.

Какие факторы способствовали достижению успеха?

Во-первых, Марракешский договор и Консорциум ABC решают конкретную проблему, благодаря чему легче оценивать результаты и повышать уровень приемлемости предлагаемого решения.

Принятие Марракешского договора об облегчении доступа слепых и лиц с нарушениями зрения или иными ограниченными способностями воспринимать печатную информацию к опубликованным произведениям, Марракеш (Марокко), июнь 2013 г. (Фото: WIPO/E. Berrod)

Во-вторых, проблема носит действительно международный характер. Благодаря Марракешскому договору сегодня достаточно выпустить одну версию той или иной публикации в доступном формате на определенном языке, после чего ее можно распространять через Консорциум ABC. Исчезает необходимость в создании множества версий одной и той же публикации в доступном формате на одном и том же языке для разных стран. Это отличный пример международного решения международной проблемы.

И в-третьих, сама идея не вызывает никаких противоречий. Никто не спорит с тем, что слепые люди должны иметь доступ к печатным материалам, так как это является основой передачи знаний.

Все три условия редко сходятся так, как в этом случае.

Консорциум доступных книг

В 2014 г. ВОИС вместе с партнерами учредила Консорциум доступных книг (ABC) в целях содействия достижению целей Марракешского договора на практическом уровне. По оценкам Всемирного союза слепых, менее 10% публикуемых произведений выпускаются в доступных форматах. В целях увеличения по всему миру общего числа произведений в доступных форматах ABC ведет работу по трем направлениям:

Наращивание потенциала. За последние пять лет благодаря финансированию, организации обучения и технической помощи со стороны ABC, в 17 развивающихся и наименее развитых странах было выпущено более 12 800 наименований учебной литературы в доступных форматах.

Издание литературы в доступных форматах. ABC выступает за публикацию издателями книг на условиях «изначальной доступности». В этом случае книгами сразу же могут пользоваться как зрячие люди, так и слабовидящие. АВС приглашает издателей и издательские ассоциации по всему миру подписать Хартию издания литературы в доступных форматах, которая содержит восемь амбициозных руководящих принципов, касающихся цифровых изданий в доступных форматах. Одно из крупнейших в мире издательств Hachette Livre стало 100-й организацией, подписавшей Хартию ABC.

Глобальный книжный сервис Консорциума ABC. Это международный библиотечный каталог книг в доступных форматах, с помощью которого библиотеки для слепых со всего мира могут обмениваться изданиями из своих фондов и распространять среди своих читателей полученные через ABC издания в доступных форматах. В настоящее время Книжный сервис ABC располагает более 635 тыс. изданий более чем на 80 языках. Эти издания доступны для трансграничного обмена в интересах людей с ограниченными способностями воспринимать печатную информацию. К сервису присоединились более 70 библиотек для слепых из разных стран мира.

Возможно, вы могли бы отметить что-то еще?

Да. В мире все шире признается, хотя и с некоторыми нюансами, что ИС является крайне важным вопросом, требующим политического внимания на высоком уровне. Конечно, есть неизбежные различия во мнениях касательно подхода, но мы достигли того этапа, когда все согласны с тем, что ИС играет важную роль. Например, сегодня многие развивающиеся страны начинают работу в области ИС не потому, что они вынуждены, а потому что они хотят увидеть, какие выгоды можно получить и как можно использовать ИС для реализации собственных целей в области развития. Это очень хорошо.

Какие вызовы являются наиболее сложными?

Генеральный директор ВОИС Фрэнсис Гарри и
музыкальная легенда Стиви Уандер на мероприятии
по случаю заключения исторического Марракешского
договора в июне 2013 г. (Фото: WIPO/E. Berrod)

С политической точки зрения самый серьезный вызов состоит в том, что в настоящее время для лиц, принимающих решения, международное сотрудничество не является основным механизмом выработки решений даже в тех случаях, когда проблемы носят глобальный характер. Это широко распространенное явление, и у него есть множество возможных объяснений. Для того чтобы понять, почему так происходит, потребуется глубокий анализ.

Глобализация, например, — это важный фактор, который стал источником новых политических вызовов. Технологии подпитывают глобальную конкуренцию, которая стала многополярной вследствие быстрого развития определенных регионов. Это неизбежно порождает некоторую сдержанность в отношении международных решений, которые могут повлиять на конкурентные позиции. Мы в ВОИС видим проявления этого явления, в частности, в нашей нормативной повестке. По этой причине стало крайне сложно достигать международных договоренностей по новым правилам.

Соответственно, большая задача состоит в том, чтобы сформировать у лиц, принимающих решения, определенный рефлекс, заставляющий искать международные решения тех проблем, которые явно носят международный характер. С этим связана вероятность фрагментации в мире, что является еще одним серьезным вызовом. У фрагментации может быть множество негативных последствий вне зависимости от того, влияет ли она на функционирование Интернета как технологии универсальной связи или торговли.

Какие успехи были достигнуты на операционном уровне?

Что касается работы на операционном уровне, то нам удалось задействовать возможности информационных технологий (ИТ) для обеспечения большей связанности в функционировании служб и платформ Организации, которые используют государства-члены и другие заинтересованные стороны. Это стало большим достижением.

Какие уроки вы вынесли из своего опыта на посту Генерального директора?

Я могу выделить два урока. Первый касается важной роли открытости, благодаря которой мы можем учиться на опыте других. Помимо личных выгод, открытость также обладает большой институциональной и стратегической ценностью. Есть множество исторических примеров того, как общества и экономики добивались успеха благодаря открытости. К их числу относятся арабские халифаты IX–X вв. и Венецианская республика, где появилось первое патентное законодательство. В качестве более недавнего примера можно привести Кремниевую долину. Как свидетельствуют данные, представленные в Докладе о положении в области интеллектуальной собственности в мире 2019 г., основой ее успеха стало стремление привлечь лучших специалистов со всего мира.

Для таких организаций, как ВОИС, реальный вызов заключается в выработке своевременных мер реагирования, отвечающих конкретным целям.

Второй урок касается значимости сотрудничества. В ВОИС это относится к совместной работе не только отдельных подразделений Организации, но и государств-членов и других заинтересованных сторон. Множество наших инициатив стали значительно эффективнее благодаря сотрудничеству.

Какие основные вызовы ждут политиков в будущем?

Скорость технологических изменений — это серьезнейший вызов, с которым сталкивается ежедневно каждый. Те институты, которые существуют сегодня, не были на это рассчитаны. Например, парламенты не разрабатывают регуляторные и политические механизмы до появления новой технологии. Обычно они принимают законы позже, так как невозможно понять заранее, какими будут новые технологии и к каким последствиям они приведут. Мы все находимся в таком положении. Международная система в том виде, в котором она существует последние 70 лет, также требует трансформации в целях восстановления доверия к международному сотрудничеству. Это тоже непростая задача.

Для таких организаций, как ВОИС, реальный вызов заключается в выработке своевременных мер реагирования, отвечающих конкретным целям. Эта задача гораздо сложнее, чем на национальном уровне, где все происходит быстрее, так как в этом случае требуется участие глобального сообщества.

Одно из возможных решений, которое мы в некоторой степени уже используем, заключается в том, что международное сообщество анализирует, что именно работает на национальном уровне, и затем, примерно через 20 лет, вырабатывает на этой основе международный принцип. Однако с учетом международного характера проблем, с которыми мы сталкиваемся, международное решение может потребоваться раньше. В этом случае нужно использовать другой подход. Однако и в его основе должна лежать осмотрительность и осторожность, с тем чтобы не допустить внедрения решений, не отвечающих поставленной цели.

«Скорость технологических изменений — это серьезнейший вызов», — отмечает Фрэнсис Гарри. «Для таких организаций, как ВОИС, реальный вызов заключается в выработке своевременных мер реагирования, отвечающих конкретным целям». (Фото: WIPO)

Что касается текущих проблем, то насколько важна роль ИС в условиях ситуации с COVID?

В борьбе с COVID ИС играет чрезвычайно важную роль с технологической точки зрения. Смысл существования ИС состоит в том, чтобы создавать правильные стимулы для инновационной деятельности, а сегодня нам как раз нужны инновации в области создания эффективных вакцин и способов лечения. Вопросы доступа, равенства и справедливости правомерны и важны. Но они возникают только в том случае, если есть то, к чему нужно обеспечить доступ.

Какая ситуация сложилась в зависящих от ИС секторах в период пандемии?

Некоторые сегменты экономики, в которых активно используется ИС, находятся в кризисе из-за COVID и необходимых политических мер, которые принимаются для борьбы с вирусом. В особенности это касается творческих отраслей. Например, в условиях режима изоляции музыканты не могут выступать вживую, теряя существенный источник дохода. В катастрофическом положении оказалось множество авторов из самых разных областей, а также тысячи творческих работников. Помимо экономического ущерба, нужно помнить и о том пагубном влиянии, которое COVID оказывает на нашу культуру.

В борьбе с COVID ИС играет чрезвычайно важную роль с технологической точки зрения. Смысл существования ИС состоит в том, чтобы создавать правильные стимулы для инновационной деятельности, а сегодня нам как раз нужны инновации в области создания эффективных вакцин и способов лечения.

Еще одна жертва COVID — это стартапы. Как отмечено в недавней публикации «Глобальный инновационный индекс 2020 г.: кто будет финансировать инновации?», стартапы — это очень активный источник предпринимательской деятельности. В основе его функционирования лежат новые идеи и ИС, а также финансирование, от которого он зависит. Этот источник несет значительные потери из-за вызванной COVID экономической неопределенности и рецессии.

С какими еще проблемами могут столкнуться лица, отвечающие за выработку политики в области ИС, с наступлением новой эры инноваций, основанных на искусственном интеллекте (ИИ)?

Фрэнсис Гарри отмечает, что с наступлением новой эры инноваций, основанных на ИИ, лица, отвечающие за выработку политики, «столкнутся с множеством вопросов, имеющих фундаментальное значение для механизмов ИС». (Фото: GettyImages/ipopba)

Они столкнутся с множеством вопросов, имеющих фундаментальное значение для механизмов ИС, которые были созданы для работы с изобретениями и результатами творческого труда. К числу этих вопросов относится дихотомия (которая, возможно, является ложной), где с одной стороны изобретения и произведения, созданные машиной, а с другой — изобретения и произведения, созданные человеком. Система ИС была разработана для изобретений и творческих произведений, создаваемых человеком. Если этим начнет заниматься машина (а на этот вопрос еще предстоит ответить), то какое воздействие это окажет на систему ИС и как она должна будет реагировать?

В случае творческих произведений, например, можно дать технически простой ответ: авторско-правое законодательство предусматривает, что автором должен быть человек. Но насколько такой ответ является окончательным? Если алгоритмы смогут создавать оригинальные произведения, представляющие интерес для потребителей и привлекательные для рынка, то какой механизм регулирования потребуется для управления такой системой? Какие стимулы мы хотим создавать? Захотим ли мы разрешить свободное копирование? Все эти традиционные для сферы ИС вопросы станут актуальными.

Другая группа вопросов касается искажения творческих произведений и создания новых произведений на основе существующих с помощью творческой и изобретательской деятельности на основе ИИ. С этим связана проблема дипфейков.

С моей точки зрения, развитие [системы ИС] идет по пути добавления возможных новых уровней в целях учета новых технологий, которых не существовало в период формирования классической системы ИС.

Еще один вопрос касается того, в какой степени могут использоваться охраняемые авторским правом данные для создания новых произведений. Никто не спорит с тем, что в нашем мире важны исследования. Для обеспечения их правомерности были разработаны определенные правила. Но как применить их к машине, которая «ведет исследования»? В прошлом году ВОИС организовала Дискуссию на тему «ИИ и ИС» с государствами-членами для рассмотрения этих и других связанных с данной темой вопросов.

Какой совет вы могли бы дать законодателям, которые занимаются этими вопросами?

Во-первых, работать с конкретными проблемами, такими как правомерность использования охраняемых авторским правом данных в качестве материала для создания нового творческого контента с помощью алгоритмов. Попытки разработать общий законодательный инструмент в области ИИ не увенчаются успехом, так как эта технология развивается слишком быстро и охватить все просто невозможно. Чем конкретнее проблема и предлагаемое решение, тем легче будет оценить влияние законодательных мер и выработать приемлемое решение.

Во-вторых, в работе по этим вопросам важно придерживаться многостороннего подхода. Сегодня экспертный потенциал, знания и разработки создаются по большей части не в государственном, а в частном секторе. Такой потенциал необходимо задействовать, чтобы помочь законодателям разобраться в этих сложных вопросах.

И в-третьих, законодателям следует проявлять скромность и помнить, что знают они далеко не все.

С вашей точки зрения, как система ИС будет развиваться в будущем?

Есть мнение, что классическая система ИС, которая создавалась для промышленных технологий, не подходит для цифровой эпохи. Но статистические данные говорят об обратном. Классическая система ИС популярнее, чем когда-либо, а темпы ее роста значительное превышают темпы роста мировой экономики. Однако у нее есть и недостатки. В качестве примеров можно привести ИИ и цифровые технологии в более широком понимании. С моей точки зрения, развитие идет по пути добавления возможных новых уровней в целях учета новых технологий, которых не существовало в период формирования классической системы ИС.

А как насчет инновационного ландшафта?

В последние годы инновационной и творческой деятельности уделяется большое внимание. В некотором смысле это привело к тому, что ценным считается новое, просто потому что оно новое. Есть основания полагать, что в будущем общество будет требовать от новаторов и авторов создания «ответственных инноваций», напрямую способствующих решению тех задач, которые воспринимаются обществом как наиболее актуальные.

Однако как направить творческую энергию — это сложный вопрос, так как если инновации и творчество ориентированы на конкретные задачи, то это в определенном смысле ограничивает будущее настоящим. Это большая дилемма. Как и в остальных случаях, ответ, вероятно, заключается в обеспечении баланса между свободой творчества и обязательствами, которые возникают в силу осуществления такой свободы.

В мире множество изобретателей и авторов творческих произведений. Кто вдохновляет вас больше всего?

Меня вдохновляют все изобретатели и авторы. Они создают и воссоздают наш мир и наше будущее. Это удивительное дело.

Чем вы планируете заниматься дальше?

Я собираюсь преподавать, заниматься консультационной работой и писать.


Г-н Фрэнсис Гарри занимает должность Генерального директора ВОИС с 1 октября 2008 г. На этом посту его сменит г-н Дарен Танг (Сингапур), который был назначен государствами — членами Организации в качестве следующего Генерального директора в мае 2020 г. Его шестилетний срок начнется 1 октября 2020 г.

Руководящая роль переходит к Дарену Тангу

(Фото: WIPO/E. Berrod)

В начале мая 2020 г. государства — члены ВОИС консенсусом назначили г-на Дарена Танга следующим Генеральным директором Организации. Его шестилетний срок начнется 1 октября 2020 г. До назначения г-на Танга Генеральной Ассамблеей, которая является высшим руководящим органом ВОИС, его кандидатура была выдвинута Координационным комитетом ВОИС в марте 2020 г.

Г-н Дарен Танг сменит на посту Генерального директора ВОИС г-на Фрэнсиса Гарри, который исполняет соответствующие обязанности с 1 октября 2008 г.

«Я с нетерпением ожидаю момента, когда начну работать с государствами-членами и персоналом ВОИС, а также многочисленными партнерами глобального сообщества ИС на благо нашей будущей экосистемы ИС — сбалансированной, инклюзивной и динамичной», — заявил г-н Танг в своей речи по случаю вступления в должность.

Г-н Танг станет пятым Генеральным директором ВОИС. До него этот пост занимали г-н Фрэнсис Гарри (Австралия) (2008–2020), г-н Камил Идрис (Судан) (1997–2008), г-н Арпад Богш (Соединенные Штаты Америки) (1973–1997) и г-н Георг Боденхаузен (Нидерланды) (1970–1973).

«Журнал ВОИС» призван помочь читателям улучшить свое понимание интеллектуальной собственности и деятельности ВОИС и не является официальным документом ВОИС. Используемые в этой публикации обозначения и представляемые материалы никоим образом не выражают мнение ВОИС относительно правового статуса каких бы то ни было стран, территорий или районов или их органов власти или относительно делимитации их границ. Данная публикация не преследует цели отразить точку зрения государств-членов или Секретариата ВОИС. Упоминание в публикации конкретных компаний или продуктов определенных производителей не означает, что ВОИС их поддерживает или рекомендует или отдает им предпочтение перед другими аналогичными компаниями и продуктами, которые в материалах не упомянуты.