World Intellectual Property Organization

Доклад Генерального директора



Генеральный директор Фрэнсис Гарри

Ассамблеи государств-членов ВОИС

22 сентября – 1 октября 2009 г.

Ваше Превосходительство, уважаемый посол Альберто Дюмон, Председатель Генеральной Ассамблеи ВОИС,
уважаемые министры,
Ваши превосходительства Постоянные представители,
уважаемые делегаты,

Пользуюсь этой возможностью, чтобы доложить о развитии событий со времени проведения последней сессии Ассамблей и поделиться с вами моими мыслями об основных проблемах, стоящих перед нами в области интеллектуальной собственности.  Я имею особое удовольствие и честь сделать это в присутствии многочисленных министров и других высокопоставленных представителей государств-членов, чье участие в этих Ассамблеях я горячо приветствую.

Я хотел бы также выразить мою благодарность слагающему свои полномочия Председателя Генеральной Ассамблеи ВОИС послу Мартину Ухомоибхи за его бесценное руководство в течение этих двух лет и за его поддержку и ориентацию мне лично в течение первого года моей работы на этом посту.  Я в значительной мере полагался на опыт посла Ухомоибхи, а его советы всегда были здравыми и мудрыми.  Я приветствую вновь вступающего в должность Председателя посла Альберта Дюмона.  Я с удовольствием ожидаю нашей совместной работы в течение предстоящих двух лет.

Лучшей метафорой в отношении прошлого года является строительная площадка, где возводится новое административное здание Организации.  Мы достигли значительного прогресса и уже построена солидная структура.  Но это все еще строительная площадка, и многое предстоит сделать как внутри – создать полностью функциональные служебные площади, так и снаружи – создать сооружение, отрытое и привлекательное для всех тех, кто пожелает воспользоваться его услугами или просто подойти и насладиться его видом. 

Внутри Организации мы начали процесс организационного обновления в соответствии с Программой стратегической перестройки.  Наиболее значимым компонентом этого процесса является корпоративная культура Секретариата, где мы стараемся развивать направленность на обслуживание и эффективность.  И здесь, как я полагаю, имеется два вопроса, которые мы как Секретариат должны постоянно себе задавать:  во-первых – чего мы достигаем с персоналом, насчитывающим 1 300 сотрудников и ежегодными затратами в 300 млн. шв. франков;  и, во-вторых, что получает государство-член, будучи частью этой Организации?

Инициирован ряд проектов и инициатив в целях стимулирования развития культуры, ориентированной на оказание услуг:  новая система эффективного управления и профессионального развития персонала;  финансовое раскрытие в отношении высшего руководства;  принятие Этического кода, провозглашенного Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций, и учреждение поста сотрудника по вопросам этики;  пересмотр контрактной структуры для персонала в целях приведения ее в соответствие и гармонию с принципом «равная оплата за равный труд»;  полный пересмотр Правил и положений о персонале, которые подготовлены более сорока лет назад;  разработка стратегии и структуры по оказанию услуг клиентам;  проект по превращению Организации в углеродно-нейтральную;  и проект по обеспечению доступа к базам данных Организации для инвалидов. 

Во всех этих проектах и мероприятиях персонал и Совет персонала принимали самое активное участие, причем не только на этапе реализации, но также и на этапе разработки.  Я хотел бы воспользоваться этой возможностью, чтобы поблагодарить  персонал за их веру и надежду на изменения, а также за их терпение при реализации изменений, а также за их усердие и преданность.  В этом контексте я хотел бы также адресовать мою благодарность членам команды высшего руководства, которая уходит в отставку в ноябре – это господа Майкл Кеплингер, Нарендра Сабхарвал и Эрнесто Рубио, а также г-на Филипп Пети, который вышел в отставку в мае этого года – за их прилежную службу Организации.  Я в равной степени приветствую новую команду высшего руководства, которая начнет работу в декабре.  Как и весь остальной персонал, я буду рассчитывать на их энергию, энтузиазм и руководство на строительной площадке. 

Многие элементы Программы стратегической перестройки еще предстоит завершить.  Большинство из проектов, которые я уже помянул, требуют дальнейшего времени, чтобы достичь зрелости.  Кроме того, для преобразования несколько устаревших административных процессов в Организации необходима значительная работа.  В этом отношении по графику проходит работа по разработке к январю 2010 г. информационно-технических прикладных программ для административно-финансовых процедур, необходимых для соблюдения Международных стандартов учета в государственном секторе (МСУГС).  Эти прикладные программы внесут своевременный вклад в разработку системы Планирования организационных ресурсов (ПОР), однако для всего этого необходимо время.  Реализация Программы стратегической перестройки займет несколько лет.

Обращаясь к внешнему миру, который мы обслуживаем, совершенно очевидно, что интеллектуальная собственность продолжает рассматриваться в качестве главного средства для создания благоприятной среды для инвестиций в инновации и творчество и распространение инновационных и творческих продуктов и услуг.  В 2007 г. – это последний год, за который имеется статистика, – во всем мире было подано 1,85 млн. патентных заявок, 3,3 млн. заявок на регистрацию товарных знаков и  621 тыс. заявок на промышленные образцы. 

Как явствует из предшествующих периодов спада, глобальный экономический кризис в течение прошлого года замедлил темпы роста потребности в охранных документах в области интеллектуальной собственности, что отражают указанные цифры.  Это замедление чувствуется в глобальных системах ИС – Договоре о патентной кооперации (РСТ), Мадридской системе в отношении товарных знаков, Гаагской системе в отношении промышленных образцов и Центре ВОИС по арбитражу и посредничеству, администрацию которых осуществляет Организация и которые генерируют 93% всех ее доходов.  В этом году мы будем наблюдать негативный рост в системе РСТ и Мадридской системе около 5% и 10%, соответственно (с погрешностью ±2%).  Мы тщательно справляемся с последствиями этого падения доходов через внутреннюю Группу по управлению кризисом  и применение ряда мер, направленных на сокращение или сдерживание расходов.  В результате мы вполне уверены, что в декабре завершим нынешний двухлетний период на позитивной финансовой ноте, несмотря на упомянутый спад.

Как вам известно, на следующий двухлетний период мы прогнозируем сокращение доходов
на 1,6%.  Мы ожидаем вялый спрос на наши услуги в начале 2010 г., который постепенно начнет активизироваться во второй половине 2010 г. и станет позитивным в 2011 г.  Мы также уверены, что мы сможем справиться с негативным влиянием кризиса на Организацию в следующем двухлетнем периоде, а также с любыми колебаниями в ожиданиях, о которых я только что говорил. 

Несмотря на временный, пусть и значительный спад в подаче заявок в области ИС в течение нынешнего экономического кризиса, совершенно очевидно, что долгосрочная тенденция заключается в постоянной активизации использования интеллектуальной собственности.  Это отражает развитие экономики, основанной на знаниях, в которой знания и образование являются центральными элементами экономики, развития и социальных преобразований.  В этом контексте возникают многочисленные политические вопросы и вызовы в связи с правами собственности на знания.  Каким образом мы решаем эти вопросы и как мы отвечаем на эти вызовы?  И здесь, как я полагаю, существует возможность для совершенствования.  Позвольте мне осветить несколько вызовов, которые я считаю основными. 

Я начну с вопроса развития и сокращения бедности.  Признание важной роли совершенствования возможностей развивающихся и наименее развитых стран участвовать и использовать преимущества экономики, основанной на знаниях, лежит во главе угла разработки Повестки дня ВОИС в области развития.  Как я полагаю, мы все знаем, что сейчас мы достигли этапа, когда необходимо трансформировать идею в объективную реальность.  Эта трансформация произойдет только в том случае, если воедино соединятся партнерские усилия и заинтересованность со стороны государств-членов и Секретариата.  В начале этого года государства-члены утвердили ряд проектов, предложенных Секретариатом в Комитете по развитию интеллектуальной собственности, и в настоящее время ведется работа по реализации этих проектов.  Однако я считаю, что мы должны быть более амбициозными.  Нам необходимо согласовать координационный механизм, обеспечивающий гладкую связь между утверждением проектов, выделением средств и контролем за их реализацией.  И нам необходимо выделить и реализовать проекты, которые действительно являются новыми, а не представляют собой простое продолжение стандартной технической помощи под другой вывеской.  Я ни в коей мере не желаю уменьшить значение нашей регулярной Программы по созданию потенциала, но мало было бы толку иметь отдельную Повестку дня в области развития, если бы она была всего лишь повторением нашей стандартной Программы.

Касаясь нашей регулярной программы создания потенциала, я считаю, что важно установить более совершенные связи между экономическими целями, приоритетами и ресурсами стран и использованием интеллектуальной собственности – приучить интеллектуальную собственность говорить на языке экономических условий и социального контекста, которым она служит.  Все больше стран пытаются сделать это путем разработки национальных стратегий в области инноваций и ИС.  Мы будем содействовать наиболее широкому использованию этих стратегий как инструментов доставки деятельности по созданию потенциала и будем участвовать в попытках разработать методику оказания помощи тем странам, которые делают выбор в пользу разработки собственных стратегий.  В среднесрочном плане, я полагаю, что пришло время крупного стратегического пересмотра нашей Программы развития, и я сделаю соответствующие предложения государствам-членам в Среднесрочном стратегическом плане, который Организация будет обсуждать в течение года, вплоть до сессии Ассамблей ВОИС в 2010 г. 

В области нормотворческой деятельности Организации не наблюдается никакого прогресса.  Препятствия существуют в нескольких областях.  Действительно, темпы прогресса нормотворческой деятельности обратно пропорциональны темпам технологических изменений, что таит в себе главные риски для Организации.  В конечном счете риск заключается в том, что Организация потеряет свою роль в разработке экономических правил.  Многосторонний характер от этого пострадает, и будет наблюдаться все больше обращений к двусторонним и многосторонним решениям.  В то же самое время – что является очень неудобным ‑ технологии все больше используются в глобальных масштабах.  Например, в мире 1,6 млрд. человек пользуются услугами Интернета, а число подписчиков на услуги мобильной телефонной связи во всем мире составляет 61%.  Глобальное использование технологий призывает к глобальной нормотворческой архитектуре в целях обеспечения, чтобы технологии действительно были доступными во всем мире.

Я обращаюсь к государствам-членам с просьбой найти сбалансированный подход к нашей нормотворческой повестке дня.  Если Организация хочет сохранить свои позиции в разработке правил, она должна иметь возможность заниматься всеми спектрами технологического развития.  Она должна быть в состоянии создавать правила как для самых прогрессивных достижений технологии, так и для систем традиционных знаний.  Слишком часто понятие «различные компоненты спектра» рассматривается как взаимоисключающее.  По моему мнению, реальность глобальной Организации состоит в том, что она должна быть в состоянии рассматривать и то и другое.  Все члены Организации должны иметь возможность идентифицировать себя в ее повестке дня.

В частности, я хотел бы упомянуть две конкретных области в нормативном аспекте, где, я считаю, необходима более широкая активность.  Первая – это традиционные знания и традиционные выражения культуры.  Поиск здесь заключается в том, чтобы сделать универсальной базу знаний, которая рассматривает системы интеллектуальной собственности.  Этот вопрос стоит перед нынешними Ассамблеями в форме продления мандата Межправительственного комитета по интеллектуальной собственности, традиционным знаниям, традиционным выражениям культуры и генетическим ресурсам.  Я призываю вас всех проявить гибкость и понимание, которые необходимы при продлении мандата этого Комитета на условиях, которые обеспечат реальный прогресс и дадут основания развивающимся странам, в частности поверить, что ощутимые материальные решения вопроса о несправедливом присвоении традиционных знаний и традиционных выражениях культуры на международном уровне уже близки. 

Вторая область, которая вызывает особую озабоченность ‑ это будущее авторского права в цифровой среде.  Мы являемся свидетелями миграции большинства, если не всех форм выражений культуры, в цифровую технологию и Интернет – музыка, фильмы, новостные программы, литературы, культурные программы и спортивные мероприятия.  Возникают также новые формы выражений культуры.  Изобилует контент, генерируемый пользователями.  Например, в отчетах YouTube содержится информация о том, что кажую минуту в YouTube закачивается десять часов видеопрограмм.  В то же самое время весь мир, начиная от президентов, ведущих деятелей культуры и спорта и до тинейджеров, увлекается «твиттингом». 

Ни одно из этих преобразований по сути не является ни хорошим, ни плохим.  Однако они являются фундаментальными и свидетельствуют о вызове, который стоит перед институтом авторского права.  Цель этого института ясна – обеспечить рыночный механизм, который извлекает определенную ценность из культурных транзакций с тем, чтобы позволить авторам вести достойное материальное существование, одновременно обеспечивая наиболее широкое распространение доступного творческого контента.  Вопрос заключается не столько в самой цели этой системы, сколько в средствах достижения этой цели в условиях конвергенции цифровой среды.  Факты свидетельствуют о том, что нынешние средства переживают глубокий стресс.  Например, в случае музыки, по оценке этой отрасли в 2008 г., нелегальный обмен между пользователями составил 40 млрд. файлов, т.е. уровень пиратства составил 95%.

Я не уверен, что вопрос о влиянии этих бурных событий в области цифровых технологий может быть решен путем переговоров по отдельным вопросам в одном из постоянных комитетов, для этого они являются слишком фундаментальными.  Они касаются вопроса, имеющего огромное значение для всего мира, и этот вопрос не было бы преувеличением охарактеризовать как финансирование культуры в 21-м веке.  Я хотел бы предложить государствам-членам рассмотреть в следующем году возможность проведения неких глобальных консультаций и размышлений по этому вопросу.      

Структурные изменения в распространении и использовании творческих произведений, как я уже указывал, привели к беспрецедентному уровню игнорирования интеллектуальной собственности.  Существует широко распространенное мнение, что отсутствие уважения к интеллектуальной собственности ‑ проблема между Севером и Югом.  Я считаю, что это слишком далеко от правды.  Из того, что я сказал об авторском праве в цифровой среде, очевидно, что я считаю пиратство структурной или концептуальной проблемой и глобальным вызовом, а не битвой между Севером и Югом.  Мой недавний визит в Нигерию подтверждает это.  Кинопромышленность этой страны занимает второй место в мире, при этом в стране существует очень живая и креативная музыкальная культура.  Обе эти отрасли подвержены грубому и вредному влиянию пиратства, которое стало возможным благодаря цифровой технологии.  Хотя правительство ведет непримиримую борьбу против пиратства, оно сталкивается с тем же вопросом, с которым сталкиваются все другие правительства в мире:  как защитить авторским правом произведения в цифровой среде, где нет различий по качеству между оригиналом и копией и где средства воспроизведения и распространения общедоступны по незначительной цене. 

Я не считаю, что существует какая-либо разница для материальных товаров.  Контрафакция не является проблемой Севера и Юга.  Это глобальная проблема – проблема открытых рынков, хороших систем транспортировки и свободного перемещения лиц, товаров и капиталов.  Я выражусь предельно ясно – под контрафакцией я понимаю намеренную крупномасштабную имитацию брендов, происхождения и товарной упаковки.  Конечно же, здесь я не имею в виду альтернативную фармацевтическую продукцию, которая занимает свое законное место на конкурентном и регулируемом рынке фармацевтических препаратов.  «Контрафактные» означает поддельные и вводящие в заблуждение.  Контрафакция затрагивает высокие и низкие технологии, предметы роскоши, предметы ремесел, фармацевтические препараты, косметику, запасные части и памятники систем традиционной культуры, короче говоря, весь спектр человеческого производства, при этом контрафакция оказывает влияние и имеет место во всех странах. 

Во взаимно переплетающемся мире платформы могут иметь такое же, а иногда и более важное значение, чем новые правила, оказывающие влияние на поведение.  В течение последнего года мы разработали новую стратегическую цель координации и развития глобальной инфраструктуры.  Определенные очень конкретные предварительные результаты уже достигнуты в форме программ оцифровки данных в ведомствах развивающихся стран, создания центров технологических и инновационных услуг и открытия новой базы данных (aRDI), предоставляющей доступ к научным, медицинским и техническим публикациям и журналам развивающимся и наименее развитым странам.  Я не буду углубляться в эту область, но хотел бы особо отметить один проект, который, я считаю, имеет важное значение, – так называемая «Дорожная карта» по совершенствованию функционирования Договора о патентной кооперации (РСТ) которая будет представлена на рассмотрение Ассамблее РСТ на этой сессии.  Это  не нормотворческая инициатива, и любая информация, опровергающая это, является недостоверной.  В РСТ четко оговорено (Статья 27(5)), что ничто в этом Договоре не должно пониматься как ограничение права каждого Договаривающегося государства устанавливать материально-правовые условия патентоспособности по своему усмотрению.  Ни сам РСТ, ни Дорожная карта никоим образом не влияют на гибкости, оговоренные в ТРИПС.  Дорожная карта направлена на совершенствование процедурного договора, который связывает воедино патентные ведомства всего мира.  Она направлена на поиск путей увеличения совместного участия в работе, сокращения неэффективного дублирования работ, совершенствования качества конечного продукта международной патентной системы и, тем самым, внесет вклад в сокращение массива нерассмотренных патентных заявок, число которых во всем мире составляет 4,2 млн.   В этой связи уже осуществляется ряд инициатив:  «Patent Prosecution Highway» и инициативы по разделению работ в АСЕАН, Южной Америке и среди участников Ванкуверской группы:  Канады, Соединенного Королевства и Австралии.  Дорожная карта РСТ предназначена для объединения в конечном итоге всех этих инициатив под многосторонним зонтиком РСТ.

Позвольте мне завершить, коснувшись ВОИС и интеллектуальной собственности в более широкой глобальной повестке дня.  Мы, как Организация, поставили новую цель вовлечения в вопросы глобальной политики.  После вступления в силу Конвенции по правам инвалидов была создана партнерская Платформа и внесено предложение о Договоре по доступу к опубликованным произведениям лиц с дефектами зрения.  В июле мы также успешно провели Конференцию по интеллектуальной собственности и вопросам государственной политики в целях стимулирования более широкого диалога.  Но, пожалуй, наиболее важным вопросом государственной политики, подлежащим обсуждению в настоящее время, является вопрос об изменении климата.

Существует мнение, что интеллектуальная собственность может оказывать негативное влияние на ряд политических инициатив, которые необходимы для решения вопроса, связанного с изменением климата.  Я не верю, что это мнение соответствует действительности. Общепризнано, что технологические инновации будут играть центральную роль в глобальных усилиях, направленных на решение проблем, ассоциируемых с изменением климата.  Приходит также осознание, что эти инновации будут необходимы во всей инфраструктуре экономики, чтобы в конечном счете сделать ее безуглеродной или углеродно-нейтральной.  В этом контексте сложно представить как право собственности на отдельный объект технологии может являться преградой.  Напротив, интеллектуальная собственность является системным стимулом для создания и распространения технологии и вносит очень позитивный вклад в наши усилия, направленные на разработку «зеленых» инноваций.  Она будет оказывать помощь в адаптации экономики путем благоприятствования инвестициям в «зеленые» инновации.  Некоторые страны начали динамично использовать интеллектуальную собственность в целях получения желаемых результатов путем создания каналов ускоренного рассмотрения «зеленых» инноваций.  В этой сфере возможно сделать гораздо больше. 

Учитывая тот факт, что климатические изменения носят глобальный характер, «зеленые» инновации будут иметь сравнительно низкий эффект, если они будут применяться только в одной стране.  Поэтому передача технологии является основополагающим компонентом эффективных действий.  Политический вызов, связанный с содействием ‑ через посредство государственного процесса – передаче такого широкого спектра технологии, принадлежащей частным лицам, просто пугает и, и откровенно говоря, до сих пор не имел успеха.  И здесь опять опыт системы и сообщества интеллектуальной собственности в плане создания, комерциализации, распространения или передачи технологии может внести очень ценный вклад.

Я надеюсь на работу вместе со всеми государствами-членами над решением многих проблем, которые встают перед нами в предстоящем году.

 

Исследуйте ВОИС