3D-печать: Движение мастеров, судебные споры, связанные с ИС, и правовая реформа

Октябрь 2019

Автор: Мэттью Риммер*, профессор права в области интеллектуальной собственности и инноваций кафедры права Квинслендского технологического университета (КТУ), Брисбен, Австралия

3D-печать – это отрасль техники, в основе которой лежит принцип аддитивного производства (в противовес принципу субтрактивного производства, лежащего в основе традиционной обрабатывающей промышленности). 3D-печать также связывают с Движением мастеров – общественным движением, основной идеей которого является разработка проектов различных изделий и обмен ими.

В настоящее время развитие 3D-печати находится на переходном этапе. Несмотря на то, что потребительская «революция 3D-печати» потерпела неудачу, в рамках других разновидностей и категорий 3D-печати наблюдается рост. (Фотография предоставлена Квинслендским технологическим университетом)

В настоящее время развитие 3D-печати находится на переходном этапе. Потребительская «революция 3D-печати», целью которой являлось будущее появление 3D-принтера в каждом доме, потерпела неудачу. У компании «MakerBot», которая была первопроходцем в области 3D-печати, начались трудности из-за ее меняющегося подхода к вопросам интеллектуальной собственности (ИС), в результате чего нарушились ее связи с сообществом программистов, специализирующихся на создании продуктов с открытым исходным кодом, а пользовательская аудитория отвернулась от нее. Как сказал в одном из своих интервью бывший руководитель компании «MakerBot» Бре Петтис, «сообщество разработчиков открытого программного обеспечения выгнало нас из своих райских кущ». В итоге компанию «MakerBot» приобрела фирма «Stratasys», являющаяся лидером индустрии 3D-печати, которая провела ее реструктуризацию и перепрофилирование.  

Некоторые другие ключевые игроки также оказались банкротами. В частности, обанкротилась компания «TechShop» – финансируемая за счет членских взносов и открытая для всех желающих сеть студий-мастерских для домашних умельцев. Компания «Maker Media», издающая журнал «Make» и проводящая фестивали умельцев в Соединенных Штатах, перешла под внешнее управление. Основатель журнала «Make» Дейл Доэрти предпринимает попытки оживить свой проект при помощи созданной им новой структуры под названием  «Make Community LLC».

Промышленная 3D-печать продолжает развиваться

Хотя персональная 3D-печать и не развивалась так, как ожидалось, имел место рост в рамках ряда других форм и категорий 3D-печати. Наряду с роботизацией и большими данными 3D-печать вошла в число перспективных технологий в обрабатывающей промышленности. Компании, специализирующиеся на информационных технологиях и дизайне, работают над совершенствованием способов применения 3D-печати. Значительные инвестиции, особенно со стороны транспортных компаний, привлекла технология 3D-печати металлоизделий. Кроме того, проводились широкомасштабные эксперименты, связанные с применением 3D-печати в сфере здравоохранения, включая 3D-печать в стоматологии, 3D-печать в медицине, а также биопечать.

По мере совершенствования и развития соответствующих технологий имели место несколько случаев подачи исков в суды, а также определенные политические события, касающиеся регулирования сферы 3D-печати. В нашей недавно опубликованной книге «3D Printing and Beyond» («3D-печать: настоящее и будущее») рассматриваются некоторые важнейшие события в области ИС и 3D-печати. В частности, в ней анализируются проблемы 3D-печати применительно к таким областям, как законодательство об авторском праве, право товарных знаков, патентное право и коммерческая тайна (а также некоторые более широкие проблемы, относящиеся к регулированию 3D-печати). Кроме того, в книге освещаются вопросы использования в сфере 3D-печати механизмов открытого лицензирования.

3D-печать и законодательство в области авторского права

Несколько лет назад возникла паника по поводу того, что широкое распространение 3D-печати породит волну крупномасштабных нарушений прав авторов по аналогии с ситуацией, которая возникла в связи с появлением файлообменной сети «Napster». Хотя подобные опасения пока и не оправдались, имели место различные конфликтные ситуации, связанные с авторским правом и 3D-печатью. Так, например, колледж Августана (Соединенные Штаты) возразил против 3D-сканирования статуй Микеланджело, хотя они и не были объектами авторско-правовой охраны и несомненно являлись общественным достоянием. Американская кабельно-телевизионная сеть HBO заблокировала продажи подставки для «айфона» в виде «железного трона» из телесериала «Игра престолов», изготовленного по чертежам дизайнера Фернандо Сосы с использованием 3D-печати. Певица и композитор из Соединенных Штатов Кэти Перри потребовала запретить реализацию изготовленной при помощи 3D-печати фигурки «акулы слева» того же дизайнера (тем не менее это изделие впоследствии вновь появилось в каталоге фирмы «Shapeways 3D Printing Systems»). Наследники франко-американского художника Марселя Дюшана выступили против производства изготовленного по технологии 3D-печати комплекта шахматных фигур на основе произведений этого художника.

«Проводились широкомасштабные эксперименты, связанные с применением 3D-печати в сфере здравоохранения, включая 3D-печать в стоматологии, 3D-печать в медицине, а также биопечать»,  отмечает г-н Риммер. (Фотография предоставлена Stratasys)

В отношении 3D-печати также применялась система удаления контента по запросу, предусмотренная Законом об авторском праве в цифровую эпоху (США). Компания «Shapeways» и ряд других фирм, специализирующихся на 3D-печати, выражали обеспокоенность по поводу последствий этого режима для онлайн-платформ и посреднических структур, работающих в области 3D-печати.

Кроме того, имели место дискуссии по вопросам, связанным с использованием мер технической защиты в контексте законодательства в области авторского права и 3D-печати. Например, Ведомство США по авторскому праву подтвердило ограниченное по своему охвату исключение для мер технической защиты применительно к исходным материалам для 3D-печати.

3D-печать и законодательство о промышленных образцах

События в области 3D-печати также стали поводом для обсуждения права на ремонт изделий.  

В странах Европейского союза предпринимались усилия в целях признания права на ремонт в целях поддержки прав потребителей и развития безотходной экономики. В данной связи одним из важных факторов достижения изменений в поведении компаний и потребителей стала Европейская директива по вопросам экологизации (Директива 2009/125/EC).

В июле 2019 г. Федеральная торговая комиссия Соединенных Штатов провела слушания на тему «Чинить нельзя: практикум по ограничениям на ремонт изделий». Между владельцами ИС и сторонниками права на ремонт в Соединенных Штатах сохраняются значительные разногласия. Кандидат в президенты Элизабет Уоррен призвала принять закон, закрепляющий право на ремонт, в интересах фермеров в сельскохозяйственных регионах Соединенных Штатов.

В Австралии прошло важное и первое в своем роде судебное разбирательство, касающееся права на ремонт в соответствии с законодательством о промышленных образцах (GM Global Technology Operations LLC v S.S.S. Auto Parts Pty Ltd [2019] FCA 97). Государственное казначейство Австралии рассматривает варианты политических действий в отношении практики обмена информацией о ремонте автотранспортных средств.

Министр по делам потребителей Австралийской столичной территории (АСТ) Шейн Реттенбери призвал признать право на ремонт с трибуны Форума по делам потребителей, в работе которого участвуют министры как из Австралии, так и из Новой Зеландии. Федеральный министр Майкл Суккар просил Австралийскую комиссию по вопросам производительности изучить данный вопрос.

Призывы принять законы, закрепляющие право на ремонт, как на уровне провинций, так и на федеральном уровне, слышны и в Канаде. Как отметила в данной связи исполнительный директор организации «Open Media» Лора Трайб, «мы стремимся к тому, чтобы люди имели возможность быть реальными владельцами принадлежащих им изделий».

3D-печать и законодательство о товарных знаках  

3D-печать также вносит неопределенность в сферу законодательства о товарных знаках и связанных с ним правовых режимов, включая подмену товаров, права на индивидуальность, коммерческое использование персонажей и фирменный стиль. Правовая коллизия, связанная с заявкой Кэти Перри на регистрацию образа «акулы слева» в качестве товарного знака, позволяет составить представление о некоторых проблемах, возникающих в данной связи.

Что касается биопечати, то компания «Advanced Solutions Life Sciences» подала в суд на фирму «Biobots Inc.» в связи с предполагаемым нарушением ее прав на товарный знак (Advanced Solutions Life Sciences, LLC v BioBiots Inc. 15 May 2017, 2017 WL2114969). Компания «Advanced Solutions Life Sciences» владеет и пользуется зарегистрированным товарным знаком «Bioassemblybot» применительно к 3D-биопечати и выращиванию тканей.  

3D-печать и патентное право

Согласно данным Доклада ВОИС о положении в области интеллектуальной собственности в мире «Революционные инновации и экономический рост» за 2015 г., количество патентных заявок в области 3D-печати неуклонно растет. Некоторым компаниям, специализирующимся на промышленной 3D-печати, включая компании «3D Systems» и «Stratasys», удалось сформировать обширные патентные портфели в сфере 3D-печати. Крупные промышленные компании, в том числе «GE» и «Siemens», также накопили значительные патентные активы в области 3D-печати и аддитивного производства. Важную роль в сфере 3D-печати играют и информационно-технологические компании, в том числе «Hewlett Packard» и «Autodesk».  

На фоне роста коммерческого значения 3D-печати в обрабатывающей промышленности имело место значительное число судебных споров, связанных с 3D-печатью металлоизделий. В июле 2018 г. в рамках судебного разбирательства по делу «Desktop Metal Inc.» против «Markforged, Inc.» и «Matiu Parangi» (2018 г., дело № 1:18-CV-10524) федеральный суд присяжных постановил, что компания «Markforged Inc.» не нарушала двух патентов, принадлежащих конкурирующей компании «Desktop Metal Inc.» (см. «Desktop Metal Inc.» против «Markforged, Inc.» и «Matiu Parangi» (2018 г.) 2018 WL 4007724 (окружной суд штата Массачусетс, вердикт суда присяжных). В связи с этим исполнительный директор компании «Markforged Inc.» Грег Марк указал: «Мы довольны вердиктом суда присяжных, которые пришли к выводу о том, что мы не нарушали чужих патентов и что технология «Metal X», которая является последним дополнением к платформе 3D-печати «Markforged», основана на собственных фирменных разработках «Markforged»». Со своей стороны, представитель компании «Desktop Metal» отметил, что она «удовлетворена тем, что присяжные признали действительность всех пунктов формулы изобретения в обоих патентах «Desktop Metal», о которых шла речь в судебном иске против компании «Markforged»».  

В 2018 г. (уже после вынесения указанного выше вердикта) компании «Desktop Metal Inc.» и «Markforged Inc.» заключили конфиденциальное финансовое соглашение, которым были урегулированы все прочие судебные споры между ними. Однако в 2019 г. компания «Markforged Inc.» возбудила еще один иск против компании «Desktop Metal Inc.» в связи с тем, что, по ее утверждению, последняя нарушила ту часть соглашения, которая касалась неразглашения негативной информации.

3D-печать и коммерческая тайна

Помимо этого, имели место первые судебные споры, касающиеся 3D-печати и законодательства о коммерческой тайне. В 2016 г. компания-стартап из штата Флорида «Magic Leap», специализирующаяся на 3D-печати, возбудила иск в федеральном суде по северному округу штата Калифорния против двух своих бывших сотрудников, обвинив их в незаконном присвоении информации, составляющей коммерческую тайну, по смыслу Закона о защите коммерческой тайны («Magic Leap Inc против Bradski et al (2017 г.), дело № 5:16-cvb-02852). В начале 2017 г. судья удовлетворил просьбу ответчиков приостановить рассмотрение дела, указав, что компания «Magic Leap» не обеспечила раскрытие информации, предположительно составляющей коммерческую тайну, с «достаточной степенью конкретности». Впоследствии судья разрешил компании «Magic Leap» внести изменения в текст своего представления. В августе 2017 г. стороны заключили в связи с данным вопросом «конфиденциальное соглашение». В 2019 г. компания «Mafic Leap» подала в суд на основателя компании «Nreal», обвинив его в нарушении контракта, мошенничестве и недобросовестной конкуренции («Magic Leap Inc.» против Xu, 19-cv-03445, окружной суд США по северному округу штата Калифорния (Сан-Франциско)).

На фоне роста коммерческого значения 3D-печати в обрабатывающей промышленности имело место значительное число судебных споров, связанных с 3D-печатью металлоизделий. (Фотография предоставлена Stratasys)

3D-печать и открытое лицензирование

В дополнение к проприетарным способам охраны ИС в сфере 3D-печати широко применяется практика открытого лицензирования. В число компаний, исповедующих философию бесплатного распространения результатов своей работы, входят компании «Prusa Research» (Чехия), «Shapeways» (Нидерланды-США) и «Ultimaker» (Нидерланды). Участники Движения мастеров использовали механизмы открытого лицензирования для обмена файлами 3D-печати и их распространения. Как указывалось в докладе «The State of the Commons 2017», платформа «Thingiverse» была одной из наиболее популярных платформ, использовавших лицензии Creative Commons.

Прочие вопросы, возникающие в связи с развитием 3D-печати

Помимо вопросов, связанных с ИС, в контексте развития 3D-печати также возникает ряд других вопросов юридического, этического и нормативного характера. В сфере здравоохранения регулирующие органы столкнулись с проблемами, связанными с индивидуализированной медициной. Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов Соединенных Штатов и австралийское Управление по контролю товаров медицинского назначения провели консультации по вопросам разработки сбалансированного комплекса правил в области медицинской 3D-печати и биопечати. Европейский парламент принял резолюцию с призывом применять комплексный подход к вопросам регулирования 3D-печати.

В Соединенных Штатах также продолжаются судебные споры относительно 3D-печати огнестрельного оружия. Генеральные прокуроры ряда штатов подали в суд на нынешнюю администрацию, с тем чтобы воспрепятствовать выполнению соглашения между федеральным правительством и фирмой «Defense Distributed». В Австралии, Соединенном Королевстве, Соединенных Штатах и Японии было возбуждено несколько уголовных дел в связи с попытками 3D-печати огнестрельного оружия. Законодатели обсуждают целесообразность введения уголовной ответственности за преступления, связанные с владением цифровыми чертежами для изготовления огнестрельного оружия при помощи 3D-печати.

Сноски

*Д-р Мэттью Риммер является руководителем научно-исследовательской программы КТУ по вопросам права интеллектуальной собственности и инноваций, а также участвует в работе Исследовательского центра КТУ по электронным СМИ, Австралийского исследовательского центра КТУ по правовым аспектам здравоохранения и Исследовательской программы КТУ по международном праву и глобальному управлению. Кроме того, он является старшим научным сотрудником Инновационного проекта Австралийского научно-исследовательского совета по вопросам ИС и 3D-печати. Д-р Риммер – автор многочисленных публикаций по вопросам авторского права и информационных технологий, патентного права и биотехнологии, доступа к лекарственным средствам, обезличенной упаковки табачных изделий, ИС и изменения климата, а также ИС коренных народов. В настоящее время он занимается исследованиями в следующих областях: ИС, творческие отрасли и 3D-печать; ИС и общественное здравоохранение; и ИС и торговля, включая Транстихоокеанское партнерство, Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство и Соглашение о торговле услугами. Его работы хранятся в архивах SSRN Abstracts и Bepress Selected Works и финансируются Австралийским научно-исследовательским советом. 

Ссылки по теме

«Журнал ВОИС» призван помочь читателям улучшить свое понимание интеллектуальной собственности и деятельности ВОИС и не является официальным документом ВОИС. Используемые в этой публикации обозначения и представляемые материалы никоим образом не выражают мнение ВОИС относительно правового статуса каких бы то ни было стран, территорий или районов или их органов власти или относительно делимитации их границ. Данная публикация не преследует цели отразить точку зрения государств-членов или Секретариата ВОИС. Упоминание в публикации конкретных компаний или продуктов определенных производителей не означает, что ВОИС их поддерживает или рекомендует или отдает им предпочтение перед другими аналогичными компаниями и продуктами, которые в материалах не упомянуты.