Интеллектуальная собственность и специфика спорта

Апрель 2019 г.

Стивен Таунли*, Active Rights Management Limited, Соединенное Королевство

Я работаю со спортивной индустрией более 40 лет. За это время я не раз видел, как спортивные организации и спортсмены с завистью смотрят через «забор»: за этим «забором» на литературные, драматические, музыкальные и художественные произведения можно получить права интеллектуальной собственности (ИС). Спортсмены видят, что охрана доступна актерам, певцам, музыкантам, танцорам и многим другим исполнителям охраняемых авторским правом произведений, но только не им.

Хотя по законодательству об авторском праве спортивное мероприятие как таковое не является произведением, подлежащим охране, поскольку результат не предопределен заранее, существует мнение, что в спорте есть место хореографическим произведениям. Поэтому спортсмены задают вопрос: в чем разница между исполнением танца на льду на соревнованиях и на ледовых шоу (Фото: Getty Images / technotr).

До недавнего внесения предложения в Европейский парламент, о чем пойдет речь далее, причина возникновения такой ситуации была ясна. Согласно законодательству об авторском праве, спортивное мероприятие как таковое не является произведением, подлежащим охране. Его результат не предопределен заранее. При этом высказывались мнения, что в спорте есть место хореографическим произведениям, в связи с чем спортсмены задавали вопрос: в чем разница между исполнением танца на льду на Олимпийских играх и на ледовых шоу, в которых они участвуют после ухода из большого спорта и которые все-таки являются объектом авторско-правовой охраны?

Новая формулировка вопроса об ИС в контексте киберспорта

Как отмечено в моей статье «Киберспорт: есть за что играть», опубликованной в Журнале ВОИС в феврале 2018 года и посвященной сходствам и различиям между традиционным спортом и киберспортом, киберспорт — это большая часть спектра видео- и компьютерных игр. Игроки могут играть напрямую друг с другом или параллельно против компьютера. Некоторые виды киберспорта заимствуют правила из какого-либо реального вида спорта, но в самых популярных и финансово успешных играх правила и механика игры созданы разработчиками.

Смысл установления правил в традиционных видах спорта заключается в том, чтобы способствовать справедливой конкуренции, учитывать возможности человеческого организма и обеспечивать сопоставимость результатов спортивных соревнований. Эти правила не так просто увязать с видеоконтентом, который нередко имеет мало отношения к реальности и ограничениям человеческого тела, так как главное — это развлекательная сторона игры. Это противоречие стало очевидно на саммите Международного олимпийского комитета в декабре 2018 года, на котором, по сообщению Associated Press, «киберспорту был оказан холодный прием». Сегодня широко признано, что киберспорт — это не просто ответвление обычного спорта.

Еще одно различие между обычным спортом и киберспортом состоит в том, что действие авторского права с большей вероятностью будет распространяться на киберигру, но не на обычный спорт как таковой.

Спорт — это глобальная индустрия, которая опирается на фрагментированные права ИС 

По общепринятым оценкам, на спортивную индустрию приходится не менее трех процентов мирового ВВП. Тот факт, что в ФИФА больше зарегистрированных членов, чем стран в мире, свидетельствует о всеобщей привлекательности спорта. В силу глобального характера самой индустрии и крупных спортивных мероприятий вопросы ИС отличаются особенной сложностью. Не в последнюю очередь это связано с отсутствием единого подхода к охране контента и связанных с ним прав с помощью законов об ИС разных стран.

В настоящее время монетизация активов в спортивной индустрии осуществляется с помощью набора самых разных прав: договорных, прав ИС, а также аналогичных и смежных прав, которые нередко зависят от конкретных мероприятий или юрисдикций.

В некоторых странах (например Италии, Мексике, Нидерландах, США и Франции) в контексте спортивных мероприятий признаются смежные права.  Некоторые спортивные организации требуют в качестве предварительного условия обеспечить специальную охрану в рамках внутреннего законодательства. Например, МОК требует специальной охраны понятия «Олимпийские игры» и ставит определенные условия в отношении рекламы в местах проведения Игр и рядом с ними. В некоторых юрисдикциях спортсменам предоставляются также права на сохранение конфиденциальности частной жизни. Обеспечиваемая ими охрана аналогична той, что распространяется на актеров, но при этом исполнение охраняемого авторским правом произведения не требуется.

Развитие технологий, как и самого спорта, активно идет вперед, несмотря на отсутствие ясного и последовательного регулирования со стороны государства.

Точка зрения Европы  

Как следует из Белой книги о спорте 2007 года, европейское сообщество осознает, что спорт имеет свои специфические особенности и что в его отношении может требоваться более широкая охрана. В ходе совместного рассмотрения дел C-403/08 и C-429/08Football Association Premier League v. QC Leisure» и «Karen Murphy v. Media Protection Services Limited») Суд Европейского союза (Суд ЕС) признал, что «спортивные мероприятия, такие как футбольные матчи, нельзя рассматривать в качестве результатов интеллектуального творчества или творческих произведений, а следовательно, они не могут охраняться в рамках авторского права». Однако далее было отмечено, что, спортивное мероприятие может стать объектом, подлежащим охране, если носит уникальный или индивидуальный характер.

Последние события в Европе в связи с предлагаемой Директивой о цифровом авторском праве

12 сентября 2018 года Европейский парламент утвердил поправки к проекту Директивы об авторском праве на едином цифровом рынке (COM (2016) 0593). Среди прочего, были предусмотрены новые, более существенные виды охраны для организаторов спортивных мероприятий.

Поправка № 76 гласит:

«….
Раздел IV. Глава 1a (новая). Статья 12a (новая)
ГЛАВА 1a
Охрана прав организаторов спортивных мероприятий
Статья 12a

Государства-члены предоставляют организаторам спортивных мероприятий права, предусмотренные в статье 2 и статье 3(2) директивы 2001/29/EC и статье 7 директивы 2006/115/EC».

Статья о спорте была включена в директиву по инициативе Комитета по правовым вопросам Европейского парламента. В основе этой поправки отчасти лежали процитированные выше замечания суда по делу Мерфи.

Статья 2 Директивы об информационном обществе 2001/29/EC предоставляет исключительные полномочия определенным владельцам авторских прав (к их числу относятся авторы, исполнители и вещательные организации) в целях предотвращения воспроизведения их произведений, исполнений и контента.

Хотя между обычным спортом и киберспортом есть сходства и различия, сегодня широко признано, что киберспорт — это не просто ответвление обычного спорта (Фото: Courtesy of Blizzard Entertainment Inc.).

Статья 3(2) этой директивы дает этим правообладателям возможность предотвращать доступ общественности к контенту без получения у них предварительного разрешения.

После утверждения поправок к Директиве об авторском праве на едином цифровом рынке 12 сентября 2018 года начались трехсторонние консультации между представителями Европейского совета, Европейского парламента и Европейской комиссии. 26 сентября 2018 года Генеральному секретариату Совета Европейского союза не удалось утвердить эти поправки, и 20 февраля 2019 года Совет Европейского союза представил новый текст этой директивы. Все упоминания спортивной индустрии были исключены. Эта версия документа была направлена в Европейский совет и Европейский парламент на утверждение. 26 марта 2019 года после обсуждения на пленарной сессии Европейского парламента была утверждена окончательная версия директивы.

Неспособность Европейской комиссии расширить охрану спортивного контента с помощью директивы о цифровом авторском праве неудивительна, поскольку по законодательству об авторском праве спорт как таковой не является объектом охраны.  Желательно обеспечить более надежную охрану прав организаторов спортивных мероприятий и спортсменов, особенно если цель этой директивы заключается в том, чтобы те, кто использует контент (например, интернет-платформы) участвовали в компенсации затрат на его создание.

Как спортивная индустрия монетизирует свои активы

В настоящее время монетизация активов в спортивной индустрии осуществляется с помощью набора самых разных прав: договорных, прав ИС, а также аналогичных и смежных прав, которые нередко зависят от конкретных мероприятий или юрисдикций. На начальном этапе эти права аккумулируются в рамках какой-либо структуры, которая может быть связана с командой, лигой, соревнованиями, игрой, федерацией или аналогичной организацией.

В основе получения прибыли от крупных спортивных мероприятий лежат медиаправа. На продажу этих прав приходится существенная доля тех огромных доходов, которые получает индустрия спорта. Также эти права необходимы для взаимодействия с огромной армией болельщиков. Согласно анализу, проведенному KPMG, при проведении Чемпионата мира по футболу на медиаправа приходится более половины всех коммерческих поступлений.

Цепочка медиаправ, вероятно, начинается с того, кто контролирует площадку проведения мероприятия. Иллюстрацию этой модели можно увидеть в рассматривавшемся в Англии деле «Sports and General Press Agency v. “Our Dogs” Publishing Company, Limited» [1917] 2 KB 125.   

Судья Свинфен Идиотметил (см. с. 127–128):

«Как было отмечено, организация этого мероприятия потребовала усилий и затрат. Нет никаких сомнений в том, … что они имели полное право пускать тех, кого хотели, и не пускать всех остальных, а также что это право было сопряжено с правом выставлять условия, обязательные для участвующих сторон».

На практике такой подход стал традиционным: сначала организатор мероприятия получает права на пользование площадкой, а потом выставляет условия СМИ и всем остальным, кто хочет увидеть это мероприятие. Хотя само спортивное мероприятие не является охраняемым авторским правом произведением, трансляция или передача контента с площадки становятся таким произведением в момент записи или передачи. Организатор спортивного мероприятия обычно приобретает авторские права на сигнал у медиакомпании как в целях сохранения материала, так и в целях борьбы с пиратством. Таким образом, ему в итоге принадлежат все права ИС.

Трудности

Однако контроль доступа — это не идеальное решение. Слабость позиций организаторов спортивных мероприятий с точки зрения ИС становится очевидной с тех случаях, когда дополнительной юрисдикционной охраны нет и мероприятие проходит не на контролируемой площадке, например, если это гонка яхт или городской марафон. Тем не менее для борьбы с этой проблемой, которую нередко называют «партизанским» маркетингом (см. с. xx), в спортивной индустрии были созданы и другие решения. Средства правовой защиты часто носят юрисдикционный характер или зависят от конкретного мероприятия. Некоторые из них связаны с ИС, а некоторые нет: например, они могут быть касаться имиджевых прав и прав на конфиденциальность, недобросовестной рекламы и конкуренции, нарушения прав на товарные знаки, причинения вреда, отраслевых стандартов и лицензирования. Более подробно эта тема освещена в работе «Спонсорство в сфере спорта, искусства и отдыха» (Townley and Grayson, Sponsorship Sport Art and Leisure, 1984).

Появление интернета создало новые трудности для спортивной индустрии. Как только спортивное мероприятие заканчивается, его невозможно выгодно продать. Теперь, находясь на площадке, с помощью переносных устройств можно создавать контент высокого качества и сразу же транслировать его. Огромной проблемой стало отслеживание нарушений прав ИС на спортивный контент. Незаконное использование контента типично для тех юрисдикций, где вопросы защиты прав прописаны нечетко. Кроме того, к моменту окончания мероприятия нарушитель, как правило, уже выключает устройство и уходит. Очень большую роль играют уголовные санкции. Статьи 11 и 17 (ранее статья 13) европейской директивы могут оказаться полезными в тех случаях, когда авторские права уступаются в пользу организатора спортивного мероприятия или спортсмена.

Для решения этих проблем индустрии спорта по-прежнему необходимы скоординированные глобальные меры. Неудачная попытка Европейского парламента внести изменения в этой области в очередной раз привлекла внимание к этому вопросу.

*Стивен Таунли является солиситором, арбитром и посредником в ВОИС, Спортивном арбитражном суде и компании по урегулированию споров JAMS. Также он занимается разработкой стратегий управления коммерческими правами. В апреле 2019 года компания — разработчик музыкального ПО, руководителем и владельцем части которой является г-н Таунли (Synchro Arts), получила премию «Эмми» в области технической разработки, которая вручается Национальной академией телевизионных искусств и наук. 6 мая 2019 года г‑н Таунли выступит в качестве модератора на основанном им в 2003 году мероприятии LawAccord, которое посвящено рассмотрению вопросов ИС в области спорта.

«Журнал ВОИС» призван помочь читателям улучшить свое понимание интеллектуальной собственности и деятельности ВОИС и не является официальным документом ВОИС. Используемые в этой публикации обозначения и представляемые материалы никоим образом не выражают мнение ВОИС относительно правового статуса каких бы то ни было стран, территорий или районов или их органов власти или относительно делимитации их границ. Данная публикация не преследует цели отразить точку зрения государств-членов или Секретариата ВОИС. Упоминание в публикации конкретных компаний или продуктов определенных производителей не означает, что ВОИС их поддерживает или рекомендует или отдает им предпочтение перед другими аналогичными компаниями и продуктами, которые в материалах не упомянуты.