Не сигналом единым: взгляд из Китая на проблему авторско-правовой охраны прямых трансляций спортивных соревнований

Апрель 2019

Автор: Иан Бо, заместитель Директора, Управление по авторскому праву и юридическим вопросам, Центральное телевидение Китая, Пекин, Китайская Народная Республика

Телевидение превратилось в определяющий фактор популяризации
спортивных мероприятий и извлечения прибыли из спортивных
состязаний высшего уровня, включая, в частности, Олимпийские
игры (Фото: Alamy Stock Photo / James Boardman ).

В течение многих лет телевизионное вещание является катализатором развития экономики спорта. Как заметил в свое время бывший президент Международного олимпийского комитета (МОК) Хуан Антонио Самаранч, спорт и телевидение «были как будто бы созданы друг для друга».

Прекрасным примером того значительного экономического вклада, который вносят вещательные организации в развитие спорта, является олимпийское движение. Как отмечал автор книги Olympic Turnaround («Олимпийский разворот») Майкл Пейн, возрождение олимпийского движения в 80-е годы прошлого столетия и его долгосрочная финансовая устойчивость были непосредственно связаны с телевидением. Благодаря телевизионным трансляциям захватывающие моменты олимпийских баталий удалось превратить в движущую силу высоких рейтингов среди массовой телевизионной аудитории и источник рекламных доходов.

Телевидение превратилось в определяющий фактор популяризации спортивных мероприятий и извлечения прибыли из спортивных состязаний высшего уровня, включая, в частности, Олимпийские игры. Телеаудитория Олимпийских игр в Пекине (2008 год), Лондоне (2012 год) и Рио-де-Жанейро (2016 год) в каждом случае превышала три миллиарда человек, т.е. почти половину всего населения планеты. Кроме того, доходы от продажи прав на трансляцию Олимпийских игр в 2013-2016 годах составили 73 процента от общего объема поступлений в бюджет МОК (см. диаграмму 1). Как отмечал МОК в подготовленном им документе Olympic Marketing Fact File 2019 («Подборка фактов об олимпийском маркетинге за 2019 год»), сотрудничество с телевизионными компаниями обеспечило олимпийскому движению «прочную финансовую базу» и уже более трех десятилетий является «основным источником его доходов».

Спорт и телевидение также «были как будто бы созданы для Китая». Первые прямые репортажи со спортивных состязаний были показаны по китайскому телевидению более чем через 40 лет после того, как такие репортажи впервые в истории были организованы в ходе Олимпийских игр в Берлине в 1936 году. В 1978 году Центральное телевидение Китая (ЦТК) впервые записало и показало последние четыре матча чемпионата мира по футболу в Аргентине 1978 года, проходившего под эгидой ФИФА. Наконец, в 1982 году по просьбам китайских телезрителей ЦТК впервые организовало прямую трансляцию финального матча чемпионата мира по футболу в Испании, в котором встретились сборные команды Италии и Федеративной Республики Германия. Первые прямые репортажи с Олимпийских игр китайские телезрители увидели в ходе Олимпиады в Лос-Анджелесе в 1984 году. В дальнейшем ЦТК приобретала лицензии на прямую трансляцию всех последующих олимпиад и чемпионатов мира по футболу, бесплатно посмотреть которые имело возможность большинство китайских телезрителей. 

Спортивный канал ЦТК (ЦТК-5) также транслирует и другие спортивные состязания, включая чемпионаты Европы по футболу, проводимые под эгидой УЕФА, матчи футбольной Лиги чемпионов и других ведущих европейских футбольных лиг, включая чемпионаты Англии, Франции и Италии. Кроме того, он транслирует репортажи с турниров «большого шлема» по теннису, Азиатских игр, баскетбольного чемпионата НБА (Национальной баскетбольной ассоциации) Соединенных Штатов и т.д. Само собой разумеется, что в число главных фаворитов китайских телезрителей также входят чемпионаты мира по настольному теннису, чемпионаты мира по художественной гимнастике, а также чемпионаты мира по фигурному катанию на коньках.

Благодаря телевидению в Китае растет популярность крупных международных спортивных брендов, а китайские болельщики получают возможность насладиться репортажами о спортивных состязаниях самого высокого уровня. Прямые трансляции крупных международных спортивных мероприятий такого рода позволяют значительно повысить телевизионные рейтинги. Так, например, по данным обзора рейтингов компании CSM, показатели популярности спортивных репортажей ЦТК в Китае в 2018 году на 52 процента превысили аналогичные показатели за 2017 год благодаря успешной организации трансляций с чемпионата мира по футболу в России, зимних Олимпийских игр в Пхенчхане (Республика Корея) и Азиатских игр в Джакарте (Индонезия). Это – отличный результат, но следует иметь в виду, что приобретение соответствующих лицензий, а также решение технических вопросов, связанных с организацией прямых трансляций, связаны с колоссальными расходами. Согласно данным из неофициальных источников, за права на показ Олимпийских игр 2024 года в Париже была уплачена сумма в 400 млн. долл. США.

В течение многих лет вещательные организации обращали внимание на растущие проблемы, связанные с пиратским использованием сигнала, а также на настоятельную необходимость укрепить принадлежащие им смежные права (Фото: Предоставлено CCTV).

Угрозы перехвата телевизионного сигнала в цифровой среде

Несмотря на то, что более высокие рейтинги телерепортажей с крупных спортивных мероприятий позволили добиться увеличения поступлений от рекламы, наблюдающийся в последние годы стремительный рост расходов средств массовой информации, связанных с приобретением прав на трансляцию спортивных состязаний, приводит к тому, что вещательные организации сталкиваются с серьезными сложностями оперативного характера.  

Как отмечал крупнейший в мире по числу участников Азиатско-Тихоокеанский союз радио- и телевещателей (ABU), широко распространившаяся практика пиратского использования сигналов создает серьезную угрозу существованию и развитию бизнеса, связанного с организацией прямых трансляций спортивных соревнований. В число наиболее распространенных форм пиратского использования телевизионных сигналов, общая информация о которых приводится в брошюре The World Broadcasting Unions and the WIPO Broadcasters’ Treaty («Союзы вещательных организаций мира и Договор ВОИС об охране прав вещательных организаций»), входят:

  • «несанкционированная ретрансляция передач ретрансляторами, расположенными в соседних странах;
  • несанкционированная ретрансляция и прочие виды использования передач в Интернете либо в режиме прямой трансляции, либо в записи спустя некоторое время после завершения трансляции;
  • распространение незаконно записанных передач, в том числе прямых репортажей о спортивных состязаниях;
  • трансляция или распространение через сети кабельного телевидения спутниковых сигналов, при помощи которых осуществляется показ спортивных или других программ; и
  • несанкционированное изготовление, импорт и распространение декодеров и других видов оборудования, которые позволяют получить несанкционированный доступ к телевизионным программам и их распространение».

Согласно данным компании Irdeto, специализирующейся на проблемах кибербезопасности, «пиратское использование контента превратилось в самый настоящий бизнес, который составляет серьезную конкуренцию легальным провайдерам услуг платного телевидения». В 2016 году компания Irdeto сообщила об обнаружении ею на сайтах компаний, специализирующихся на торговле в Интернете (включая компании Amazon, eBay и Alibaba), более 2,7 млн. рекламных объявлений о продаже устройств для незаконного доступа к видеоматериалам, транслируемым в потоковом режиме. По информации компании SimilarWeb, которая является одним из лидеров на рынке анализа данных, в результате роста объемов глобального интернет-трафика ежемесячно фиксируется более 16 460 000 посещений 100 наиболее популярных вебсайтов, специализирующихся на пиратском интернет-телевидении. Повсеместная практика пиратского использования телевизионных сигналов превратилась в настоящее бедствие для владельцев исключительных прав на телетрансляцию спортивных соревнований. По словам Кристофера Шаутена, старшего специалиста по товарному маркетингу компании NAGRA Kudelski, являющейся одним из глобальных лидеров на рынке услуг кибербезопасности и комбинированных медиа-решений, «яркие огни спортивных телетрансляций манят к себе все новых и новых пиратов. В условиях, когда нарушать закон становится проще, чем когда бы то ни было, страдают прибыли компаний, владеющих правами на телевещание. За примерами далеко ходить не нужно: прибыль компании Sky, которая является крупнейшим владельцем прав на трансляцию матчей английской футбольной Премьер-лиги, лишь за последние девять месяцев упала на 11 процентов».

Телевизионное вещание является катализатором развития экономики спорта.

В Китае пиратское использование сигналов также создает серьезную угрозу бизнесу, специализирующемуся на прямых трансляциях спортивных соревнований. По данным компании Bright Media Technologies, в ходе чемпионата мира по футболу 2018 года в России, который проводился под эгидой ФИФА, на различных платформах, включая вебсайты с аудиовизуальным контентом, приложения для трансляции потокового видео в онлайн-режиме и устройства для показа интернет-видео по технологии OTT, было обнаружено 1043 ссылки на вебсайты, занимающиеся пиратским использованием телевизионных сигналов. От отсутствия надлежащей защиты сигналов, обеспечивающих прямую трансляцию спортивных репортажей, страдают интересы телекомпаний, которые вкладывают огромные средства в приобретение исключительных прав на трансляцию тех или иных соревнований. Это, в свою очередь, ставит под угрозу основной источник доходов организаторов крупных спортивных соревнований.  

Телевидение превратилось в определяющий фактор популяризации
спортивных мероприятий и извлечения прибыли из спортивных
состязаний высшего уровня, включая, в частности,
Олимпийские игры (Фото: Предоставлено CCTV).

Римская конвенция об охране прав исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций и Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), которые были заключены в 1961 и 1994 годах, соответственно, едва ли можно считать отвечающими реалиям современного цифрового вещания; они также не обеспечивают надлежащей защиты телевизионного сигнала в цифровой среде. Из-за этого глобальное сообщество вещательных компаний сталкивается с трудностями в деле борьбы с пиратством в Интернете. В течение многих лет вещательные компании обращались к международному сообществу с просьбами о помощи, подчеркивая растущие проблемы, связанные с пиратским использованием сигнала, а также настоятельную необходимость укрепить их смежные права в соответствии с требованиями текущего момента. Постоянный комитет ВОИС по авторскому праву и смежным правам (ПКАП) признал необходимость принятия мер в целях решения данного вопроса еще в 1998 году, то есть более двух десятилетий тому назад. Кроме того, стремительное развитие вещательных технологий в последние годы означает, что практика передачи и использования телевизионных сигналов имеет мало общего с ситуацией, существовавшей на момент заключения Римской конвенции в 1961 году. При этом речь идет как о спортивных телетрансляциях, так и о других видах программ. Именно поэтому исключительно важно принять надлежащие меры в целях искоренения всех форм пиратского использования сигналов. ЦТК и другие телекомпании Азиатского региона крайне заинтересованы в том, чтобы текущие переговоры по данной теме в рамках ВОИС успешно завершились, а международное соглашение об укреплении прав вещательных организаций в соответствии с требованиями текущего момента было доработано в кратчайшие сроки.  

Как определить, могут ли прямые репортажи о спортивных состязаниях становиться объектами авторско-правовой охраны?

Еще одним предметом жарких дискуссий в Китае является вопрос о том, может ли телевизионный «сигнал», используемый для прямой трансляции спортивных соревнований (под «сигналом» в данном случае имеется в виду прямая трансляция спортивных соревнований в форме аудиовизуальной программы, которая ведется с использованием телевизионного сигнала), считаться не «аудиовизуальной записью», а «аудиовизуальным произведением» и подлежать охране в качестве такового. Вопрос о квалификации аудиовизуального произведения в качестве оригинального на основании того, что в нем используются различные планы съемки и приемы монтажа, - это интересная проблема, о которой я довольно подробно писал в своей книге под названием A Study on Copyright Protection of Live Broadcasting Program («К вопросу об авторско-правовой охране прямых телетрансляций»). Вместе с тем исчерпывающий ответ на этот вопрос по-прежнему не найден; в Китае уже длительное время продолжаются дискуссии на эту тему. В Законе Китая об авторском праве определение термина «аудиовизуальная запись» сходно с определением этого термина, предусмотренным Законом Германии об авторском праве (статья 95). В обоих случаях такое произведение относится к движущемуся изображению (или последовательности изображений), которое подлежит охране в качестве не авторского, а смежного права в узком смысле этого понятия. Вместе с тем указанные законы отличаются друг от друга в том, что касается сферы применения данного права.

В соответствии с законом, действующим в Китае, владелец прав на аудиовизуальную запись не наделен исключительной прерогативой запрещать ретрансляцию аудиовизуальной записи в Интернете. Начало обсуждению данной темы в Китае положило знаменитое дело, которое рассматривал районный народный суд Чаояна (Пекин) (№ 40334 Chao Min (IP) Chu (2014)); в ходе процесса суд заслушал аргументы, касающиеся статуса прямых спортивных трансляций с точки зрения авторского права. В своем решении по этому делу суд указал, что, хотя положения законодательства и не устанавливают тех или иных критериев оригинальности произведения, процесс отбора и редактирования аудиовизуальных изображений спортивных соревнований представляет собой акт творчества. Исходя из этого, суд постановил, что аудиовизуальным изображениям (относящимся к прямым спортивным трансляциям) присуща определенная степень оригинальности, вследствие чего они могут становиться объектами авторско-правовой охраны в соответствии с Законом Китая об авторском праве. Сегодня это резонансное дело получило широкую известность среди представителей китайского юридического сообщества в качестве «первого дела, касающегося охраноспособности авторских прав на прямые спортивные трансляции (FTRCSP)».

Между тем ряд других судов (см. дела №№ 752 Shi Min (IP) Chu (2015) и № 174 Shen Fu Fa Zhi Min Chu (2015)) постановил, что аудиовизуальные изображения прямых спортивных трансляций не являются достаточно оригинальными для того, чтобы становиться объектами охраны в качестве аудиовизуальных произведений (кинематографических произведений), в связи с чем их следует считать «аудиовизуальными записями», подлежащими охране в рамках механизма смежных прав. Жаркие дискуссии по данному вопросу все еще продолжаются; в настоящее время FTRCSP является предметом повторного рассмотрения в высшем народном суде Пекина.

Еще одним предметом дискуссий в Китае является вопрос о том, ущемляет ли возможность авторско-правовой охраны прямых спортивных трансляций права вещательных организаций. По мнению некоторых ученых, в странах гражданского права целью смежных прав является охрана результатов интеллектуального творчества, которые не отвечают применяемому в контексте авторско-правовой охраны критерию оригинальности. Они утверждают, что, если смягчить требование, касающееся оригинальности, с тем чтобы обеспечить охрану движущихся изображений в рамках прямых телетрансляций, это в значительной мере подорвет значение прав вещательных организаций, а также основополагающую идею авторского права. Из этого следует, что наиболее оптимальным способом охраны прямых трансляций является укрепление прав вещательных организаций.

Вместе с тем, как представляется, приверженцы такой точки зрения упускают из вида тот факт, что охрана смежных прав вещателей и охрана программного контента, передаваемого при помощи сигнала, – это не зависящие друг от друга вещи. Так, например, вне зависимости от того, считается ли прямая телевизионная трансляция аудиовизуальным произведением или же просто записью движущихся изображений, вещатель, организующий такую трансляцию, пользуется исключительным правом на охрану сигнала, используемого для его передачи. В основе указанного права лежат интеллектуальные и финансовые инвестиции вещателя, а также его вклад в обеспечение общественного блага; оно не связано с возможными правами вещателя на программный контент. В сфере авторско-правовой охраны бытует широко распространенное мнение, согласно которому на одно и то же произведение могут распространяться права нескольких категорий правообладателей; подобная практика рассматривается как нечто общепринятое. Например, в случае с записью музыкального произведения может идти речь о трех различных категориях правообладателей: продюсере записи или фонограммы, авторе (или авторах) записанного музыкального произведения, а также его исполнителях. Правообладатели каждой из этих категорий пользуются отдельными и не зависящими друг т друга правами на это произведение. Права продюсера фонограммы являются объектом охраны вне зависимости от того, является ли запись музыкального произведения общественным достоянием или же пользуется охраной.

Отрицать охраноспособность прямых спортивных трансляций лишь для того, чтобы повысить значимость прав вещательных организаций, - значит ущемлять интересы участников съемочных групп, отвечающих за подготовку спортивных программ, включая, в частности, режиссеров прямых спортивных трансляций, операторов, монтажеров, звукооператоров, операторов замедленной съемки, разработчиков и продюсеров спецэффектов, специалистов по титрам и т.д. В том случае, если прямые спортивные трансляции охраняются исключительно правами вещателей, возможно возникновение еще одной лазейки в том, что касается охраны исключительных прав операторов новых медиа.

Решение этих новых проблем не является непосильной задачей. На всем протяжении своего существования авторское право эволюционировало с учетом развития технологий. В современных условиях организация прямых спортивных трансляций представляет собой гораздо более сложный процесс, чем это было раньше. На рынке прямых спортивных трансляций начинают появляться новые аудиовизуальные медиа, которые также нуждаются в охране организуемых ими прямых спортивных трансляций. Вместе с тем на сегодняшний день исчерпывающие ответы на стоящие вопросы пока не найдены. Например, в Европе вопрос о возможности авторско-правовой охраны прямых спортивных телетрансляций еще не решен. Возможной причиной этого является недостаточное количество судебных решений по данному вопросу.

Несмотря на то, что в настоящее время в Китае продолжаются дискуссии о возможности авторско-правовой охраны прямых спортивных трансляций, уже давно пора усилить охрану телевизионных сигналов, используемых для передачи прямых спортивных репортажей, в контексте смежных прав вещателей в цифровой среде. На фоне широкомасштабных изменений, происходящих в сфере спортивного вещания, вне всякого сомнения, пришло время задуматься о том, чтобы пойти дальше охраны телевизионного сигнала и рассмотреть возможность авторско-правовой охраны прямых спортивных трансляций.

«Журнал ВОИС» призван помочь читателям улучшить свое понимание интеллектуальной собственности и деятельности ВОИС и не является официальным документом ВОИС. Используемые в этой публикации обозначения и представляемые материалы никоим образом не выражают мнение ВОИС относительно правового статуса каких бы то ни было стран, территорий или районов или их органов власти или относительно делимитации их границ. Данная публикация не преследует цели отразить точку зрения государств-членов или Секретариата ВОИС. Упоминание в публикации конкретных компаний или продуктов определенных производителей не означает, что ВОИС их поддерживает или рекомендует или отдает им предпочтение перед другими аналогичными компаниями и продуктами, которые в материалах не упомянуты.