Церемония в ознаменование 50-летнего юбилея Лиссабонского соглашения

Лиссабон, 31 октября 2008 г.

Фрэнсис Гарри, Генеральный директор ВОИС

[возможны изменения]

Сегодня мы празднуем 50-летний юбилей международного договора, который был заключен в прекрасном городе Лиссабоне 31 октября 1958 г. и недавно обрел вторую молодость. Я имею в виду Лиссабонское соглашение об охране наименований мест происхождения и их международной регистрации.

Подписание в 1958 г. Лиссабонского соглашения стало важным достижением. Я говорю это, зная, что далеко не всем Соглашение пришлось по душе. Напротив, его противники систематически подвергают Соглашение критике.

Результат, достигнутый «отцами-основателями» Соглашения, считаю выдающимся по трем причинам.

Во-первых, проблема географических указаний активно обсуждалась с конца XIX века, что, однако, так и не привело к достижению согласованных на многосторонней основе результатов, которые шли бы дальше положений Парижской конвенции и Мадридского соглашения 1891 года о пресечении ложных или вводящих в заблуждение указаний происхождения на товарах. Даже единомышленники не могли прийти к единому мнению относительно создания международной системы регистрации географических указаний.

Во-вторых, участникам переговоров удалось не только согласовать определение, на основе которого географические указания можно считать подходящими для международной регистрации в соответствии с Соглашением, но и договориться об уровне охраны, которую государства-участники должны предоставлять таким географическим указаниям.

Третья причина, по которой Соглашение представляет собой столь выдающееся достижение, пожалуй, самая важная. Участникам переговоров удалось найти способ закрепить в положениях Соглашения высокую степень гибкости, не снизив при этом эффективность охраны зарегистрированных на международной основе географических указаний.

Однако, как всем известно, в первые четыре десятилетия своего существования Лиссабонское соглашение привлекло лишь несколько государств-участников. Ряд стран, заинтересованных в охране своих географических указаний за рубежом, вместо того чтобы присоединиться к Соглашению, вступили в двусторонние договоренности, обменявшись перечнями охраняемых географических указаний.

Более того, ВОИС в то время, а именно в середине 70-х, начале 80-х и начале 90-х годов предприняла три попытки разработать новую систему международной регистрации географических указаний. Целью этих попыток было создание системы с гораздо более широким географическим охватом. Все они потерпели неудачу.

Кроме того, в рамках ВТО также до сих пор не создана международная система регистрации географических указаний, о которой говорится в Соглашении по ТРИПС и Дохинской повестке дня в области развития.

Однако с 1997 г. к Лиссабонскому соглашению присоединилось десять новых участников, в том числе шесть — после 2004 г. Несколько стран обратились в ВОИС за информацией о Лиссабонской системе и рассматривают возможность присоединения.

Возобновившийся интерес к лиссабонской системе — случайность или закономерность? ВОИС считает, что закономерность, по двум основным причинам.

Во-первых, после вступления в силу Соглашения по ТРИПС все больше стран начали интересоваться вопросом географических указаний в более широком смысле, чем просто принятие нормативных актов по географическим указаниям в соответствии с ТРИПС. Более того, очевидно, что ввиду важности дифференциации продуктов как способа привлечения покупателей на сегодняшнем глобализированном и высоко конкурентном рынке не только товарные знаки, но и географические указания играют ключевую роль в доведении до потенциального покупателя информации о ценности товара, которая может заключаться в каких-либо его конкретных свойствах или других характеристиках, которые выгодно отличают этот продукт от конкурирующих.

Многие из этих стран создали национальные системы для регистрации географических указаний и начали работу по их популяризации. При этом определение границ соответствующих районов чаще основано на критериях, больше похожих на критерии для наименований мест происхождения из Лиссабонского соглашения, чем на критерии для географических указаний, прописанные в Соглашении по ТРИПС. Более 70 стран закрепили в своем законодательстве определения, соответствующие Лиссабонскому соглашению.

В этой связи можно отметить, что, хотя меры по борьбе с недобросовестной конкуренцией давно уже действуют повсеместно и в части борьбы с незаконным присвоением географических указаний, их оказалось недостаточно для того, чтобы сделать очевидной потребность в дополнительных системах, направленных на обеспечение необходимой транспарентности путем четкого определения, что и как именно следует охранять.

Вторая причина, по которой мы не считаем возрождение интереса к лиссабонской системе случайным, заключается в том, что многие географические указания в странах, о которых идет речь, не относятся к винам или спиртным напиткам. Хотя, по Соглашению ТРИПС, члены ВТО обязаны защищать такие географические указания, применение ряда закрепленных в Соглашении оговорок освобождает их от обязанности обеспечивать более высокий уровень охраны, предусмотренный в Соглашении ТРИПС в отношении географических указаний для вин и спиртных напитков. Лиссабонское соглашение трактует наименования мест происхождения одинаково, независимо от категории продукции, и обязывает государства-участники предоставлять охрану против всякого присвоения или имитации, даже если приводится подлинное наименование места происхождения продукта или если наименование используется в переводе или в сочетании с такими выражениями, как «род», «тип», «фасон», «имитация» или тому подобными.

Недавний опыт применения процедур Лиссабонского соглашения говорит о том, что его положения действительно допускают гибкое толкование, как этого и хотели его авторы, а также включение новых процедур в Инструкцию без снижения эффективности охраны зарегистрированных на международной основе географических указаний. Таким образом, значительную часть критики, звучавшей в адрес Лиссабонской системы в течение многих лет, можно считать безосновательной.

Охрана географических указаний на национальном и региональном уровнях осложняется существованием различных правовых концепций. Эти концепции появились на основе различных национальных правовых традиций и в конкретных исторических и экономических условиях. Эти различия непосредственно влияют на такие важные вопросы, как условия охраны, право на использование и пределы охраны. Как показала проведенная за последние несколько лет работа в рамках как повестки дня ТРИПС по географическим указаниям в ВТО, так и Постоянного комитета ВОИС по законодательству в области товарных знаков, промышленных образцов и географических указаний, разнобой в системах охраны сохранился и после вступления в силу Соглашения по ТРИПС и закрепленных в нем обязательств по охране географических указаний.

Лиссабонская система по замыслу ее создателей основана на гибком подходе, допускающем возможность такого разнообразия.

Однако, как стало ясно по итогам двух дней работы форума, многое еще предстоит сделать.

По этой причине Ассамблея Лиссабонского союза в прошлом месяце решила учредить рабочую группу для рассмотрения возможности доработки процедур по Лиссабонскому соглашению. Первое заседание рабочей группы запланировано на март 2009 г. В нем примут участие представители государств-членов Лиссабонского союза и, в качестве наблюдателей, ряда других государств-членов ВОИС, а также представители некоторых организаций, имеющих статус наблюдателей при ВОИС.

Создатели Лиссабонского соглашения преподали нам в 1958 г. урок: можно эффективно сочетать действенную охрану с гибким подходом.

Министр Коста, я весьма рад тому, что имею возможность здесь и сейчас, на церемонии в ознаменование 50-летнего юбилея Лиссабонского соглашения, сказать, что будущее Лиссабонского соглашения выглядит перспективно. Возьмемся за работу над обновленным Соглашением!