Фрэнсис Гарри выполнял обязанности Генерального директора ВОИС с 1 октября 2008 г. по 30 сентября 2020 г.

Конференция «Голубое небо»: будущие направления в законодательстве об авторском праве

Будущее авторского права, Квиндслендский технологический университет

Сидней, 25 февраля 2011 г.

Фрэнсис Гарри, Генеральный директор Всемирной организации интеллектуальной собственности

Видео, Будущее авторского праваВидео

Я очень рад иметь возможность принять участие в этой Конференции. Я выражаю благодарность юридическому факультету Квинслендского технологического университета (QUT) и главным организаторам Конференции, профессору Брайану Фитцжеральду и Бену Акткинсону, за решение обсудить вызовы, брошенные цифровым обществом.

Несколько вопросов в сфере интеллектуальной собственности или, если позволите мне предложить, культуры также важны, как и последствия революционных структурных изменений, внесенных цифровыми технологиями и Интернетом. Сегодня, когда число людей в мире, имеющих доступ в Интернет, превысило два миллиарда1, поддержка для преодоления последствий этих фундаментальных изменений приходит из самых высоких кругов. И Президент Франции Саркози, и Президент Российской Федерации Медведев призвали «большую двадцатку» обсудить этот вопрос. В своем выступлении на форуме в Давосе в начале этого года Президент Медведев отметил, что «прежние принципы регулирования в сфере интеллектуальной собственности уже не работают, особенно в сети Интернет». Это, отметил он, «грозит коллапсом всей системе прав интеллектуальной собственности».

Цифровые технологии и Интернет создали самое мощное средство демократизации знаний со времени изобретения подвижного способа печати. Они ввели безукоризненную точность воспроизведения произведений культуры, причем почти с нулевыми предельными издержками, и беспрецедентную возможность распространять эти произведения по всему миру на мгновенных скоростях и, опять же, почти с нулевыми предельными издержками.

Заманчивое обещание обеспечить всеобщий доступ к произведениям культуры сопровождается процессом творческого разрушения деловых моделей наших творческих отраслей, которые развивались до прихода цифровых технологий. Выявление основы этого процесса изменений является фундаментальным вопросом для общества. Этот вопрос имеет ключевое значение для политики в области авторского права. Каким образом общество может обеспечить доступность произведений культуры для самой широкой общественности по доступным ценам, обеспечивая в то же время достойное материальное существование авторам и исполнителям, а также деловым партнерам, которые помогают им ориентироваться в экономической системе? Это вопрос, который предполагает ряд противовесов: между наличием произведений, с одной стороны, и контролем за их распространением в качестве средства извлечения благ, с другой стороны; между потребителями и производителями; между интересами общества и интересами отдельного автора; а также между краткосрочным удовлетворением немедленного потребления и длительным процессом предоставления экономических стимулов, которые вознаграждают творчество и способствуют развитию динамичной культуры.

Цифровые технологии и Интернет оказали и продолжат оказывать огромное влияние на эти противовесы. Они предоставили технологические преимущества одной стороне весов, стороне свободного доступа, потребительского, социального пользования и краткосрочного вознаграждения. История показывает, что это невыполнимая задача – обратить вспять технологические преимущества и перемены, которые они порождают. Вместо того чтобы противостоять им, мы должны признать неизбежность технологических изменений и добиваться интеллектуального взаимодействия с ними. Во всяком случае, другого выбора нет – либо система авторского права адаптируется к естественным преимуществам, которые сложились, либо она погибнет.

Адаптация в данном случае требует, на мой взгляд, активности. Я твердо убежден в том, что пассивный и реактивный подход к авторскому праву и цифровой революции влечет за собой большую опасность, что результаты политики будут определяться дарвиновским процессом выживания наиболее приспособленной бизнес-модели. Наиболее приспособленная бизнес-модель может оказаться той, которая достигает правильного социального равновесия в политике в сфере культуры или признает его. Однако она также может оказаться той, которая не признает этого равновесия. Другими словами, равновесие не должно обусловливаться превратностями технологической возможности и развитием деловой активности. Напротив, оно должно создаваться в соответствии с сознательными ответными мерами в области политики.

Есть, я считаю, три основных принципа, которыми мы должны руководствоваться в разработке успешных ответных мер в области политики.

Первым из них является нейтральность к технологии и к бизнес-моделям, разработанным в ответ на появление технологии. Цель авторского права – не влиять на технологические возможности для творческого выражения или бизнес-модели, построенные на этих технологических возможностях. Не является его целью сохранение бизнес-моделей, созданных на основе устаревших или умирающих технологий. Его целью является, я считаю, сотрудничество с любой и всеми технологиями для создания и распространения произведений культуры и извлечения определенной выгоды из культурного обмена, который стал возможен благодаря этим технологиям, чтобы вознаградить авторов и исполнителей, а также их деловых партнеров, в целях поощрения культурного обмена на основе использования этих технологий. Авторские права должны содействовать культурному динамизму, а не сохранять или поощрять корпоративные интересы бизнеса.

Второй принцип заключается в полноте и согласованности ответных мер в области политики. Я не думаю, что существует какой-либо один магический ответ. Напротив, адекватный ответ, скорее всего, появляется из сочетания права, инфраструктуры, изменений в культуре, институционального сотрудничества и лучших бизнес-моделей. Позвольте мне воспользоваться каждым из этих элементов и прокомментировать их кратко.
На протяжении многих десятилетий, если не столетий, право считалось средством формулирования политики в области авторского права. Оно все еще должно быть окончательным арбитром, но мы знаем, что это достаточно жесткий и ограниченный инструмент в цифровой среде. В этой среде объем трафика, международный или «многоюрисдикционный» характер столь многих взаимоотношений и сделок, а также свободное регулирование Системы доменных имен, позволяющее поддерживать значительную степень анонимности, - все это делает право лишь тенью самого себя в физическом мире, ослабленной силой. Его институты и их досягаемость оказались пойманными в территориальной клетке, в то время как экономические и технологические возможности вырвались из этой клетки некоторое время тому назад. В результате культура Интернета сейчас такова, что платформы влияют на поведение в той же, если не большей степени, что и право.

Признание ограниченности права и его неспособности дать исчерпывающий ответ не должно означать, что мы отказываемся от него. Есть много важных правовых вопросов, требующих решения. Среди них, я считаю, первостепенное значение имеет такой вопрос, как – и здесь я использую, либо намеренно неправильно употребляю, термин из гражданского права – «ответственность посредников». Позиция посредников является ключевым фактором. Все они одновременно являются провайдерами услуг для авторов, исполнителей и их деловых партнеров, а также их партнерами, конкурентами и даже двойниками; отсюда трудности, с которыми мы сталкиваемся в стремлении выработать четкую позицию по вопросу о роли посредников.

Как я уже отмечал, я полагаю, что инфраструктура также важна в качестве элемента решения, как и право. Давайте скажем себе, что инфраструктура эпохи коллективного управления правами устарела. Она является отражением мира отдельных территорий и мира, в котором правообладатели выразили себя в различных средах, а не отражением многоюрисдикционного мира Интернета или взаимопроникновения в цифровые технологии. Это не означает, что коллективное управление правами или общества по сбору авторских отчислений больше не нужны. Но они нуждаются в перепрофилировании и развитии. Нам нужна глобальная инфраструктура, которая допускает простое, глобальное лицензирование, которая придает законный характер лицензированию произведений культуры в Интернете так же просто, как такие произведения можно получать на незаконных основаниях. Время не позволяет мне вдаваться в подробности, но я хотел бы повторить содержание двух выступлений на недавних конференциях2. Во-первых, я считаю, что международный реестр музыки – глобальная база данных репертуара – был бы очень ценным и необходимым шагом в направлении создания инфраструктуры глобального лицензирования. И, во-вторых, для того чтобы быть успешной, будущая глобальная инфраструктура должна функционировать совместно с обществами по сбору авторских отчислений, а не стремиться заменить их. Она должна обеспечить средства связывания их в глобальную систему, во многом так же, как Договор о патентной кооперации (PCT) связывает патентные ведомства мира, а не заменяет их.

Помимо права и инфраструктуры у нас есть культура, и Интернет, как нам известно, создал свою собственную культуру, ту, которая стала свидетелем появления политической партии, Партии пиратов, для участия в выборах на основании отмены или радикальной реформы интеллектуальной собственности, в целом, и авторского права, в частности. Платформа Партии пиратов провозглашает, что «исключительное право владельца авторского права на использование художественного произведения в коммерческих целях должно быть ограничено пятью годами после даты опубликования. Пятилетний срок авторских прав на использование в коммерческих целях более чем достаточен. Использование в некоммерческих целях должно быть свободным с первого дня».

«Партия пиратов» может быть утрированным выражением, но чувство отвращения или неуважения к интеллектуальной собственности в Интернете, которое она выражает, получило широкое распространение. Посмотрите на масштабы незаконного скачивания музыки. Мы можем спорить о правильной методике использования для измерения этого феномена, но мы все уверены в том, что практика достигла угрожающих размеров.

Для того чтобы оказывать влияние на изменение отношения, я считаю, нам необходимо переформулировать проблему, которая большинству людей представляется в отношении авторского права и Интернета. Люди не реагируют на то, что их называют пиратами. В действительности некоторые, как мы видели, даже гордятся этим. Я верю, что они отреагируют на вызов разделения ответственности за политику в сфере культуры. Нам необходимо меньше говорить относительно пиратства и больше относительно финансовой жизнеспособности культуры в 21 веке, поскольку она будет находиться под угрозой до тех пор, пока у нас не будет эффективной, правильно сбалансированной политики в сфере авторского права.

Четвертым элементом всеобъемлющей и логически последовательной структуры является институциональное сотрудничество. Это очень деликатная сфера, где любое действие может оказать непропорционально большое влияние на борьбу за сердца и умы общественности по вопросу надлежащей политики в области авторского права. Кроме того, это довольно неупорядоченная сфера, в рамках которой применяются различные национальные подходы, причем некоторые из них направлены на осуществление действий против посягательства на права потребителей, а другие ориентированы на посредников; ряд многосторонних подходов в соответствии с Торговым соглашением о борьбе с контрафакцией (ACTA); а также некоторые практические меры в сфере промышленности или кодексы саморегулирования. Я считаю, что нам необходима большая согласованность, если мы хотим добиться прогресса в этой сфере. Нам следует определить разумно, какие цели мы разделяем, и начинать это мы должны сдержанно. Но мы очень ограничены нежеланием некоторых стран инициировать любое международное обсуждение или действие в этой сфере.

Заключительным элементом всеобъемлющей и логически последовательной структуры является совершенствование бизнес-моделей, что, несомненно, происходит сейчас. Однако история еще не закончилась, а на будущее мы должны постоянно напоминать себе о том, что история противостояния нашего классического мира авторского права с цифровой средой была больше печальной историей сопротивления луддитов, чем примером интеллектуального взаимодействия.

Позвольте мне перейти к предложенному мною заключительному руководящему принципу успешного реагирования на цифровой вызов. Я полагаю, что нам нужно больше простоты в области авторского права, которая является сложной и комплексной, отражающей последовательные волны технологического развития в средствах творческого выражения - от печати до цифровых технологий, а также реакцию бизнеса на разработку этих разнообразных средств. Мы рискуем потерять свою аудиторию и общественную поддержку, если мы не сумеем объяснить систему более доступным образом. Будущие поколения явно будут рассматривать многие произведения, права и деловых посредников, о которых мы говорим, в качестве милых предметов истории культуры, точно так же, какой стала виниловая пластинка в очень короткий промежуток времени. Цифровое произведение собирается менять аспекты. Мы видим, что происходит с контентом, генерируемым пользователями. Мы видим, что это же самое происходит со стереоскопической печатью или производством добавок, где цифровой файл представляет собой и технологию, и место производства. Это область голубого неба, и я надеюсь, что данная Конференция может приступить к разработке средств для исследования этого неба.


___________________________
 1  International Telecommunication Union, The World in 2010: ICT facts and figures.
2   Address at Music: Sounding out the Future, Beijing, November 2011 and KeyNote Speech at MidemNet 2011, Cannes, France, January 2011.